logo

Китай освободил VIP-заложницу из американского плена

Китай освободил VIP-заложницу из американского плена

На прошедших выходных разрешился один из самых громких — длившийся больше двух с половиной лет — скандалов в отношениях между Пекином и Западом.

Первого декабря 2018 года американцы устроили международную диверсию, которая реально потрясла мир. По запросу из США канадские силовики арестовали в аэропорту Ванкувера "принцессу Huawei" — Мэн Ваньчжоу. Госпожа Мэн была не просто финансовым директором телекоммуникационного гиганта. Она еще приходится старшей дочерью создателю Huawei Жэнь Чжэнфэю. Состояние этого легендарного китайского олигарха на тот момент было больше трех миллиардов долларов.

Со стороны матери предки Мэн Ваньчжоу принадлежали к политической элите провинции Сычуань и входили в клан знаменитого реформатора Дэн Сяопина. По слухам, именно старшую дочь Жэнь Чжэнфэй хотел назначить наследницей, передав в ее управление Huawei.

И вот эту китайскую принцессу "приняли" в аэропорту и посадили в тюрьму, словно она уголовник-рецидивист. В чем же заключалось преступление Мэн Ваньчжоу? Формально ей инкриминировались некие секретные договоренности Huawei с Ираном, о которых она, возможно, не проинформировала HSBC, вследствие чего этот британский банк мог подпасть под санкции США.

Однако изначально было ясно, что все это просто предлог. Финдиректоров ведущих корпораций не хватают в другой стране и не сажают в тюрьму из-за каких-то недоказанных договоренностей. Мэн Ваньчжоу стала заложницей в торговой войне, которую Штаты развязали против Китая и флагмана китайской экономики — компании Huawei.

Истинным "преступлением" госпожи Мэн стало то, что под ее руководством Huawei с 2011 по 2017 год в четыре раза нарастил чистую прибыль. А еще компания стала мировым лидером по развитию технологии 5G. Сети в таком формате Huawei строила по всему миру, мягко перетягивая в зону китайского влияния десятки стран, в том числе и вассалов США.

Терпению американцев пришел конец, когда Huawei посягнула на святое — запланировала строительство сетей 5G в Великобритании и Канаде.

Именно за это Мэн Ваньчжоу почти три года провела в Ванкувере в ожидании экстрадиции в США. Тюремное заключение ей вскоре сменили на домашний арест, сидела она в личном особняке, однако все же это было содержание под стражей. Кстати, зарплату своим надзирателям ей приходилось оплачивать из собственного кармана. Почти три года она не видела ребенка, не встречалась с престарелым отцом. Все это было пронизано той характерной бессмысленной жестокостью, которая в последнее время отличает действия американских партнеров.

Китай боролся за "принцессу Huawei". Уже через несколько дней после ее ареста в КНР были задержаны канадские граждане — бизнесмен Майкл Cпейвор и экс-дипломат Майкл Ковриг. Им предъявили обвинение в шпионаже. Довольно быстро Спейвора приговорили к 11 годам. Приговор Ковригу вынесен не был, однако он продолжал сидеть в тюрьме. Канадцы стали требовать от премьер-министра Трюдо спасти двух Майклов, обменяв их на Мэн.

На самом высшем уровне осуществлялось экономическое давление на Канаду. Эта страна буквально опутана деловыми, торговыми, научными связями с Китаем. Каждые выходные канадские туристы шопятся в Гонконге. Каждую осень тысячи канадских фермеров продают урожай в Китай, а десятки тысяч китайских студентов приезжают учиться в Канаду.

Официально в стране проживает примерно полтора миллиона китайцев, но такое ощущение, что они уже скупили пол-Ванкувера. Да что говорить, даже изыскания для сетей 5G специалисты Huawei проводили именно в Канаде.

Канадские бизнесмены давно требовали от правительства заключить договор с Китаем о свободной торговле. Но какой договор, если в Ванкувере томится в плену Мэн Ваньчжоу? В КНР намеренно затягивали подготовку этого соглашения.

На полную катушку работала народная дипломатия. Арест Мэн Ваньчжоу реально разозлил миллионы китайцев. В главной соцсети страны Weibo месяцами полыхали споры о "принцессе Huawei". Люди писали обращения к правительству, требовали сделать все для освобождения соотечественницы. Китайцы, в принципе, с огромным уважением относятся к Америке, но за родной Huawei они обиделись всерьез. Антиамериканский ресентимент разгорелся как пожар.

С увлечением отрабатывали тему китайские СМИ. Главный редактор популярной газеты The Global Times включился в дискуссию на Weibo: "Я спрашиваю китайцев, которые считают, что в американском иске против Huawei есть смысл: где ваша совесть? Где ваши мозги, их собаки, что ли, съели?!"

В августе The Global Times опубликовала петицию с требованием немедленного и безусловного освобождения Мэн Ваньчжоу, и в первый же день ее подписало более четырех миллионов китайцев.

Все это не могло не сработать. Экстрадиция в Америку не состоялась. Двадцать пятого сентября канадский суд постановил освободить финдиректора Huawei после того, как она заключила сделку с американским следствием. Мэн Ваньчжоу не признала своей вины, однако согласилась подтвердить некоторые факты из тех, что предъявляла ей прокуратура США.

Вскоре после того, как самолет с Мэн Ваньчжоу отправился в Китай, встречным курсом проследовал в Канаду самолет с двумя Майклами. Китайские власти демонстративно освободили Коврига и Спейвора.

Мэн Ваньчжоу встречали в аэропорту Шеньчженя как народную героиню. Телеоператоры, цветы, трансляции в интернете, толпа, размахивающая национальными флагами. Скромная бизнес-леди, годами державшаяся в тени своего отца, в одночасье стала суперзвездой.

Ее случай действительно показателен. Весь мир увидел, как две сверхдержавы схватились вокруг Канады и три года топтались в клинче, перетягивая страну на свою сторону. Наконец Китай выиграл. Его экономическому весу и политическому влиянию Штаты не смогли противопоставить ровным счетом ничего. Это не самый заметный, но очень чувствительный проигрыш. Не Афганистан, конечно, но тоже неприятно.

У дела Мэн Ваньчжоу есть и еще один любопытный аспект. Американская агрессия, вместо того чтобы раскалывать народы, начинает их сплачивать. Классовую рознь никто не отменял, и китайские миллиардеры из списка "Форбс" редко пользуются особой любовью своих сограждан.

Но в случае с Мэн Ваньчжоу никто даже не вздумал подсчитывать, какую зарплату она получает в фирме отца да сколько стоит ее особняк в Ванкувере. Китайцы видели в ней просто свою соотечественницу, попавшую под каток американского беззакония. И жалели ее — как можно жалеть любую мать, годами не видевшую своего ребенка.

В жизни общества наступают такие острые моменты, когда социальная война затихает, сменяясь общим желанием навалять внешнему врагу. Тогда оказывается, что в одном окопе сидят и коммунисты, и капиталисты, и тонконогий хипстер, и бородатый ватник. Разница в доходах, мыслях, привычках становится совершенно несущественной. Людей сплачивает само наличие внешней угрозы. Сплотившись, они становятся непобедимы.

Американские партнеры думают, что, нарушая все нормы закона, морали, человечности, они доминируют в этом мире. На самом деле они лишь раз за разом проигрывают. У китайских товарищей есть хорошая идиома для описания такого поведения. "Загнанный в угол пес бросается на стену", — говорят они.

Похожие новости
Последние новости
Back to top