logo

Голубому топливу Земли может настать "черный лебедь"

Голубому топливу Земли может настать "черный лебедь"

Ситуация на газовом рынке продолжает оставаться напряженной. Котировки последние месяцы колеблются в диапазоне 50-70 долларов за тысячу кубометров, что несет убытки всем производителям, а для многих из них поставки убыточны даже по операционным расходам. По мнению "Газпрома", цены на газ в Европе уже прошли дно, а начало более устойчивой балансировки рынка можно ожидать в четвертом квартале.

Действительно, таких сверхнизких цен в новейшей истории газового рынка еще не было, даже в сложном 2009 году они все же находились на уровне 140 долларов за тысячу кубометров. Кроме того, сейчас исчезает "нефтяная поддержка" цен, так как контрактов на газ с ценовой привязкой к нефти становится все меньше. К примеру, в Европе у "Газпрома" уже всего 30 процентов нефтяных контрактов, а Норвегия давно перешла исключительно на продажи газа по ценам газовых бирж. До недавнего времени оплотом нефтяной индексации был СПГ, особенно в Азии. Но и здесь все постепенно меняется: в 2019 году уже только 60 процентов СПГ продавалось с привязкой к нефтяным котировкам, а оставшиеся 40 процентов — на условиях независимого ценообразования на газ (правда, вероятно, в этих 40 процентах — значительный вклад продаж СПГ в Европе).

Ситуация с балансом спроса и предложения на газовом рынке немного отличается от ситуации на рынке нефтяном. С одной стороны (трудности для газа), здесь нет ОПЕК+, больше избыток мощностей, а добыча при недоинвестировании падает нет так быстро, как в случае нефти. С другой стороны (в плюс для газа) — коронавирусный провал спроса не так силен, как в нефтяном секторе. На текущий год OIES прогнозирует снижение глобального спроса на пять процентов (это примерно 200 миллиардов кубометров) по сравнению с "докоронавирусным" прогнозом на 2020 год. И падение спроса примерно на 140 миллиардов по сравнению с прошлым годом, ранее ожидался рост год к году. Часть этого провала придется и на международную торговлю.

Так или иначе, быстрого восстановления ожидать трудно, ведь (как и в нефтянке) падение цен сопровождалось ограничением предложения. И при малейшем росте цен эта "сжавшаяся пружина" лишнего газа вновь выпрямится. Можно выделить снижение предложения по двум основным направлениям:

Во-первых, американский СПГ. Сейчас мы, вероятно, наблюдаем минимальные объемы экспорта СПГ из США: по сравнению с максимумами марта объемы экспорта сократились более чем в два раза. И это при том, что с тех пор мощности по сжижению выросли за счет достройки и запуска новых заводов. Американские мощности СПГ составляют уже чуть больше 100 миллиардов кубометров в год в пересчете на газообразное топливо. Это существенные объемы. Для сравнения: весь мировой рынок СПГ в 2019 году — 480 миллиардов кубометров. Вот только загружены заводы в США сейчас в лучшем случае на 40 процентов, возможно, и меньше. С одной стороны, это очевидный кризис американской модели экспорта газа. Но это означает и то, что 60 миллиардов кубометров мощностей затаились и ждут лучших цен.

И несмотря на то, что полная себестоимость американского СПГ находится на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, решение о возобновлении экспорта будет принято, если выручка будет покрывать только операционные затраты. А значит, нужно небольшое повышение цены — с текущих 70 долларов буквально на 30-40 долларов — чтобы американский экспорт СПГ вновь оживился.

Ту же логику можно применить и по отношению к "Газпрому", да и некоторым другим экспортерам трубопроводного газа в Европу. Между "ценовой войной" и сверхограничением поставок компания выбрала промежуточную стратегию: экспорт все же ограничен, но умеренно.

"Газпром" ожидает в этом году экспорт в дальнее зарубежье в 166-169 миллиардов, и это, скорее, оптимистичный прогноз. Что также означает, что компания в текущем году поставит в лучшем случае на 30-40 миллиардов кубометров меньше своей негласной нормы в 200 миллиардов кубометров, заданной в последние годы. И при первой же возможности увеличит объемы, благо и добычных, и трубопроводных мощностей в избытке.

Тем более что ряд производителей СПГ в мире (в том числе и наш "Ямал СПГ"), несмотря на низкие цены, работают с полной загрузкой. Этому способствует в том числе продажа добываемого попутно конденсата, в результате чего операционные расходы на производство непосредственно СПГ практически отсутствуют.

В этих условиях понятно, что восстановление цен до 200 долларов за тысячу кубометров, которые и необходимы большинству производителей СПГ для покрытия всех расходов, не будет быстрым. Кстати, примерно такой была экспортная цена "Газпрома" еще в прошлом году.

Но, по большому счету, всех волнуют долгосрочные перспективы газового рынка. Две недавние истории неплохо подчеркивают этот аспект.

Во-первых, на днях активно обсуждалось успешное привлечение финансирования для нового СПГ-проекта Mozambique LNG (оператор и крупнейший акционер — Total), объем кредитов 15-16 миллиардов долларов, вся стоимость проекта свыше 20 миллиардов. Конечно, подобные крупные истории всегда в фокусе, но сейчас повышенный интерес понятен: в условиях кризиса на газовом рынке искать финансирование становится сложнее, поэтому успех здесь можно трактовать так, что кредиторы видят перспективы восстановления газового рынка.

Второй сюжет — недавнее решение Уоррена Баффетта о покупке американской газовой компании Dominion Energy. Инвестиции в сектор также трактовались наблюдателями, что гуру фондовых рынков верит в восстановление. Тут, правда, стоит отметить, во что вложился Баффетт. Компания не занимается собственно добычей газа, она владеет преимущественно газопроводами в США, а также небольшим заводом СПГ. То есть выгоду компания будет получать в первую очередь от роста объемов прокачки газа.

Но в США, даже в случае некоторого охлаждения сланцевой добычи и роста нынешних низких цен, газ будет стоить дешевле, чем в странах-импортерах, речь может идти о стабильной сланцевой добыче при цене в сто с небольшим долларов за тысячу кубометров. Для импортеров газа (Азия, Европа) такой долгосрочной цены быть не может, она никогда не окупит новые полные издержки производителей.

Так или иначе, большинство долгосрочных прогнозов предполагает рост глобального спроса на газ, рост импорта и международной торговли. Проблема опять-таки в цене: для этого роста газ должен быть достаточно дешев (иначе, к примеру, с ним начинает конкурировать даже ВИЭ), а низкие цены уже создают сложности на стороне производства.

И конечно, фактор "черных и белых лебедей": уголь, Китай, климатическая повестка, а также их смесь. Причем трактовки одних и тех же аспектов могут быть прямо противоположные.

К примеру. Курс на полную декарбонизацию в Европе к 2050 году уже активно обсуждается. Понятно, что это будет дорого. Но намного важней, как поведет себя Азия. Там таких радикальных планов нет, но есть много угля в потреблении. Известно, что с целью снижения выбросов уголь можно замещать газом. Но можно и не торопиться — и, к примеру, планомерно замещать уголь возобновляемыми источниками без "промежуточного" топлива в виде газа. В зависимости от развития сценария, который выберут эти страны, и спрос на газ может отличаться.

Похожие новости
Последние новости
Back to top