logo

Гузель Яхина: для меня не было выбора, о чем писать

Гузель Яхина: для меня не было выбора, о чем писать

Автор романа "Зулейха открывает глаза" — главного литературного открытия прошлого года — рассказала о своем интересе к советской истории и объяснила, почему ей важно писать о вчерашнем дне.

Главный русский роман прошлого года — "Зулейха открывает глаза" — переводят на 18 языков и готовят к изданию в 25 странах. Дебютную работу Гузель Яхиной отметили единодушно жюри сразу двух литературных премий — "Ясной поляны" и "Большой книги".

В центре книги — судьба татарской крестьянки, мужа которой убивают, а ее как раскулаченную ссылают в Сибирь. О героях книги и стоящих за ними реальных судьбах автор рассказала Анне Кочаровой.

— 

— Из жизни бабушки я взяла только два реальных эпизода: временной период 1930-1946 и маршрут из деревни в Сибирь. В те времена по этому маршруту гнали многих раскулаченных. Мне написал один 93-летний дедушка из Уфы, который прочитал роман. Он описал свои годы, проведенные в ссылке — практически те же, 1930-1947-е. Он был раскулачен откуда-то из Поволжья и отправлен в Красноярский край. По этому маршруту много кто проехал. Я старалась, конечно, проживать с героями то, что проживали они, сначала два года до написания романа, а потом 8 месяцев работы над текстом.

— 

— Что касается научной части, то я читала разные диссертации, книги. Особенно мне помогли работы Виктора Николаевича Земского, это российский историк, он скончался в прошлом году. Но я с ним встречалась. Последние 25 лет он занимался темой спецпереселенцев, работал в архивах, ему принадлежат те цифры, которым я верю. Он говорил не огульно, а действительно сделал подробнейший анализ.

Он называл такие цифры: 3,5 млн раскулаченных, из них 2,5 отправлены в ссылку. Другой контингент этих спецпоселений — бывшие уголовники и деклассированный элемент — 6 млн. Он посчитал количество поселков: в первые 5-10 лет колонизации было основано около двух тысяч поселков, потом волна пошла на спад.

Также я очень много провела времени на сайте Сахаровского центра, где выложено много мемуаров.

— У других героев, кроме Зулейхи, есть реальные прототипы?

— Это скорее собирательные образы. Я знала твердо, что профессор-медик должен быть немцем, потому что в Казани очень много немцев было с екатерининских времен, и особенно после основания университета в 1804 году. Тогда очень много немецкой профессуры приехало преподавать, и немецкая община в Казани до революции была очень большой, есть даже свой лютеранский собор. Все остальные герои были собраны из того, что я прочитала.

Гузель Яхина: для меня не было выбора, о чем писать

— 

— Не только кино, но и телевидение, интернет — все это повлияло на наше сознание. Сегодняшние молодые люди воспринимают лучше визуальный контент. Мы живем на этом сломе. И мне кажется естественным рассказывать историю при помощи картинок. Я всегда интересовалась кино, и учеба в Московской школе кино просто помогла мне овладеть инструментарием.

— Недавно вышла "Обитель" Захара Прилепина, теперь ваш роман. Почему возникает интерес к теме ГУЛАГа — настал момент нашему поколению осмыслить этот период истории?

— Для меня не было выбора, о чем писать. Поэтому я просто писала свою личную историю, не думая ни о поколениях, ни о том, что мы уже внуки, которые пишут о своих бабушках и дедушках.

Меня очень подкупает, когда читают пожилые люди. Но мне бы очень хотелось, чтобы читали молодые, это ценно вдвойне. Я свою позицию в романе достаточно четко и однозначно выразила. И для меня было удивительно услышать, что в романе есть мотив оправдания сталинских репрессий…

Каждый видит что-то свое. Но мое отношение к периоду сталинского правления совершенно четко сформировано, мне кажется, я смогла его донести в романе. Какое еще может быть отношение к тирании?..

— Роман принес вам огромный успех. Что дальше?

— Я уже закончила этот роман почти полтора года назад, это большой срок, я уже отошла от этой истории, отпустила ее.

Вторую вещь писать сложнее, потому что ты понимаешь, что какая-то планка взята. Сейчас я работаю над повестью, тоже о советском времени.

Мне кажется, нужен особый талант для того, чтобы писать о современности, чтобы выходило нефальшиво, интересно и точно. Мне пока удается писать о вчерашнем дне.

Похожие новости
Последние новости
Back to top