logo

Четыре года спустя: что сделал и что не сделал министр культуры

Четыре года спустя: что сделал и что не сделал министр культуры

Вторая часть - анализ работы Министерства культуры за последние четыре года с того момента, когда его возглавил Владимир Мединский, - посвящена проблемам кино и кадровым вопросам в отрасли, отмечает Андрей Семенов.

Андрей Семенов, для МИА "Россия сегодня"

Окончание. Начало материала можно

Про кино

В 2012 году главная задача министра в сфере кинематографа виделась так: "прийти к согласию с Фондом кино, который был создан в 2009 году и в итоге получил на распределение большую часть киношных госденег… В тот год ФК получил 3,8 млрд., Минкультуры — всего 1,5 млрд рублей".

К 2014 году проблема была решена: взаимное игнорирование неожиданно переросло в трогательную дружбу. Сколько "на кино" получает Фонд, а сколько Минкультуры — теперь особо никого не волнует. Министерство формально получает 100% киносредств, в целом на отрасль — 5-6 млрд руб. (как шутят киношники, чуть меньше половины бюджета одного голливудского блокбастера). А потом Минкульт отдает все деньги Фонду, демонстрируя принцип: нам не важно, кто распределяет, нам важно, как.

На практике они ведут согласованную политику "злого" и "доброго" полицейских. "Злой", понятно, — цензор Мединский.

Сегодня доля российского кино по билетам — всего 17-18%. Это, конечно, лучше, чем 13-14% образца четырехлетней давности — но всё равно никого не устраивает. Из профинансированных Министерством культуры фильмов в 2015 году пристойную кассу собрали, помимо мультиков лишь военно-исторические "Батальонъ" и "Битва за Севастополь", бондарчуковский "Духлесс", комедии "Призрак" и "Самый лучший день". Негусто.

Владельцы киносетей сегодня предпочитают прокатывать то, что приносит гарантированную прибыль, — то есть Голливуд. В конце концов, задача частного бизнеса — зарабатывать деньги, а не о судьбе отечественного кино думать.

Мединский три года пытался добиться квотирования, ссылаясь на французскую практику. Но закончилось это тем, что некоторые киносети в честь Года российского кино согласились увеличить долю сеансов российских фильмов в прокате до 20%. Но, во-первых, не все, а во-вторых, с оговорками.

В общем, "как во Франции", не получилось.

Поэтому Минкультуры зашел с другой стороны — "как в Китае", то есть с регулированием релизов и госинвестированием в прокатную сеть. Выправить ситуацию с прокатом планируется за счёт массового переоборудования в кинозалы различных учреждений (Домов культуры и пр.) в малых городах, куда частный кинобизнес не идёт, — невыгодно.

Предложенная Минкультуры схема такова: регион находит заброшенный ДК, государство выделяет несколько миллионов на его переоборудование, и получившийся кинотеатр передаётся операторам на условиях Минкультуры. А условия следующие: трёхлетняя 50-процентная квота для российского кино.

Всего таких залов планируется открыть до 500. И, кстати, управление этим проектом Минкультуры тоже делегировал Фонду кино — вместе с деньгами.

Про кадры

По кадрам новое руководство прошлось массированно. Многие учреждения и институты сменили руководителей. В Академию русского балета имени Вагановой, например, пришёл Николай Цискаридзе, в Большой театр — Владимир Урин, в Цирк на проспекте Вернадского — Эдгард Запашный, в петербургский цирк на Фонтанке — Вячеслав Полунин, на "Ленфильм" — Федор Бондарчук.

Логика новых назначений проста: результативность. С приходом Цискаридзе конкурс в "Вагановку" вырос с 80 заявлений до 1000. Владимир Кехман был переброшен в Новосибирский театр оперы и балета как "эффективный менеджер", поднявший до того зрительские сборы петербургского Михайловского театра. И на новом месте ожидания оправдал: после открытия с реновацией (говорят, Кехман вложил в ремонт ещё "спонсорские") сборы театра почти удвоились.

Музейщики поставили в заслугу Мединскому тактичную смену власти в ГМИИ им. Пушкина, директором которого стала Марина Лошак, а Ирина Антонова была назначена президентом. Одобрительно была воспринята и новость о назначении главой Третьяковки Зельфиры Трегуловой, ранее переведённой министром из музеев Кремля в РОСИЗО (Государственный музейно-выставочный центр).

Появление на арт-рынке РОСИЗО — вообще удивительный феномен последних лет. Не исключено, что пропагандисту в душе Мединскому приглянулось старое название "РОСИЗОПРОПАГАНДА" и он пообещал возродить эту полумертвую контору, о существовании которой забыли даже в самом министерстве. Уже проведены феерические "Космонавты" в Лондоне, роскошные художественные выставки соц-арта по всей Европе (чего стоил один русский авангард в Монако), "романтический соцреализм" в Манеже. Злые языки утверждают, что министр не только придумал выставку сталинской живописи, но и чуть ли не лично утверждал каждую картину, а в итоге — 10 000 посетителей ежедневно.

РОСИЗО с новым директором — приглашённым на место Зельфиры Трегуловой из Белого дома Сергеем Перовым — организует фестивали FEEL RUSSIA по всему миру, обещает "прокатать" сталинский соцреализм по всей России с лекциями, дискуссиями и мастер-классами и потихоньку обживает ВДНХ.

Новая команда в Третьяковке — и выставка Валентина Серова установила абсолютный рекорд посещаемости выставок за 50 лет в Москве. Еще год назад Мединский в свойственной ему безапелляционной манере "выносил" старого директора Третьяковки из унылого кабинета в унылом ЦДХ на Крымском, а теперь страждущие посетители "выносят" двери ЦДХ, чтобы попасть на выставки новой команды.

Правда, назначение в музей "Кижи" бывшего главы Карелии Андрея Нелидова было встречено с недоумением: напоминало старую схему, когда не справившихся с серьёзными задачами чиновников "ссылают в культуру на понижение". По музейной работе к Нелидову претензий не было, более того — он даже начал осторожно благоустраивать "Кижи" для туристов. Но осенью нынешнего года был неожиданно арестован (по версии следствия — за взятки).

Российский институт искусствознания сменил мягкого и вежливого Дмитрия Трубочкина на энергичную Наталью Сиповскую. В многострадальном Институте истории искусств в этом году появился очередной руководитель, уже третий за последние годы. Новый директор Александр Казин — пока, правда, больше знаменит статьёй с подзаголовком "О перспективах В.В. Путина в рамках монархической идеи в России".

Минкультуры анонсировал программу "Кадровый потенциал" — создание реестра, в котором используются математические алгоритмы и который должен избавить кадровую работу от случайностей и волюнтаризма. Запуск реестра обещан осенью 2016 года.

Про законы

"…Если министру удастся вывести культуру в ранг национального проекта (а это открывает перспективы практически неограниченного, в сравнении с нынешним, финансирования) и пролоббировать принятие "Закона о меценатстве", то памятник ему можно будет ставить уже при жизни".

Вместо ранга нацпроекта культура получила подписанные президентом в декабре 2014 года "Основы государственной культурной политики". Культура там наделяется статусом "неотъемлемой части стратегии национальной безопасности". При умелом подходе — не хуже нацпроекта.

В целом законодательная активность Минкультуры заметно увеличилась. С 2008 по 2012 годы ведомство стало инициатором четырех принятых законодательных актов, а за три последних года с его подачи принято около 40. Это, впрочем, говорит о налаженных рабочих отношениях с председателем комитета Госдумы по культуре Сергеем Говорухиным. Совет Федерации тоже поддерживает все культурные инициативы. Не случайно Валентина Матвиенко возглавляла оргкомитет Года культуры в 2014 году, а Сергей Нарышкин — оргкомитет Года литературы в 2015.

Однако не все сложилось с законом "О меценатстве", который так ждали четыре года назад. Он и сегодня остаётся самым ожидаемым. То есть в принципе закон принят в 2014, но ничего функционального собой не представляет: конкретных механизмов стимулирования и поощрения благотворителей там нет.

Министерство предложило форму поддержки госучреждений культуры меценатами, которая будет проходить для них по одной расходной статье с "расходами на иные виды рекламы, осуществлённые в течение отчётного (налогового) периода, в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации". Инициативу поддержали, внеся соответствующий законопроект, практически все руководители Федерального собрания.

Однако это положение так и не принято.

***В целом о последних четырех годах работы Минкульта можно сказать следующее.

С одной стороны, политика государства в области культуры начала движение от прежнего принципа простого "финансирования культуры по остаточному принципу" к содержательной культурной политике.

С другой, многие госучреждения и деятели культуры столкнулись с такой непривычной в практике предыдущего многолетия формой деятельности, как работа на результат, в том числе — и финансовый.

Зато, как свидетельствуют приведённые выше цифры и факты, народ потянулся.

Похожие новости
Последние новости
Back to top