logo

Политолог: интрига выборов в ИРИ - фундаменталисты против реформаторов

Политолог: интрига выборов в ИРИ - фундаменталисты против реформаторов

В пятницу в Иране проходят выборы в меджлис (парламент) и Совет экспертов Ирана. В парламенте 290 депутатских кресел, на которые претендуют около пяти тысяч кандидатов, причем выборы проходят как по одномандатным округам, так и по спискам.

Главные соперничающие силы на выборах в меджлис и Совет экспертов Ирана – фундаменталисты и реформаторы, а исход выборов окажет влияние на будущие кандидатуры президента и Верховного лидера страны, считает профессор, старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

В пятницу в Иране проходят выборы в меджлис (парламент) и Совет экспертов Ирана. В парламенте 290 депутатских кресел, на которые претендуют около пяти тысяч кандидатов, причем выборы проходят как по одномандатным округам, так и по спискам. Срок полномочий парламента составляет четыре года.

Не менее важным органом является Совет экспертов, в который входят 88 авторитетных духовных лиц Ирана. Срок полномочий этого государственного органа восемь лет. Совет экспертов, в частности, имеет право выбирать Верховного лидера Ирана – этот пост в стране считается более важным, чем президентский.

"Совет экспертов – это уникальный институт, который есть только в Иране", — отмечает Владимир Сажин. Между тем члены Совета экспертов также избираются на всеобщих выборах, сейчас на эти должности претендуют 159 кандидатов.

Фундаменталисты против реформаторов

"Главная борьба на выборах как в меджлис (парламент), так и Совет экспертов Ирана идет между двумя силами – фундаменталистами и реформаторами. Но это деление условно и схематично, палитра значительно сложнее, есть различные фракции и течения. Тем более что в Иране нет политических партий в западном понимании. Кандидаты концентрируются вокруг определенных личностей, обладающих известностью и популярностью и имеющих те или иные взгляды", — сказал Владимир Сажин в интервью

В усилении реформаторского крыла, что в парламенте, что в Совете экспертов, заинтересован прежде всего президент Ирана Хасан Роухани, считает эксперт.

"Сейчас в иранском парламенте в основном фундаменталисты. По многим вопросам парламент находится в оппозиции к президенту, который в Иране является вторым лицом (после Верховного лидера — ред.) и возглавляет исполнительную власть. Президенту, конечно, хотелось бы заручиться поддержкой нового состава меджлиса, чтобы он мог заниматься модернизацией Ирана", — заявил Сажин.

Популярность Роухани насторожила Хаменеи

"В пользу президента и реформаторов сыграл, например, успех президента на ядерных переговорах с "шестеркой". Переговоры длились много лет, однако только приход Роухани на пост президента Ирана в 2013 году позволил сдвинуть переговоры с мертвой точки. За два года переговоров соглашения удалось достигнуть, это было встречено в Иране с воодушевлением. В персидском обществе образовалась огромная волна поддержки курса президента", — считает Владимир Сажин.

Иран и "шестерка" международных посредников летом 2015 года достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. Сложнейшие переговоры завершились принятием совместного плана действий. При этом его выполнение которого снимает с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза.

В то же время резкий рост рейтинга Роухани насторожил Верховного лидера Ирана Али Хаменеи, который пытается соблюдать баланс между реформаторами и фундаменталистами, считает востоковед.

Предвыборная борьба по-ирански

"В течение месяцев шла очень жесткая предвыборная борьба. Например, кандидаты на выборах в Совет экспертов должны пройти сито специального наблюдательного совета – это орган из 12 человек, половина из которых назначается Верховным лидером. Он отсеивает претендентов по довольно расплывчатым критериям – по возрасту, образовательному цензу. Претендовать на мандат в Совете экспертов может только авторитетный религиозный деятель, который имеет свои труды и последователей. То есть очень расплывчато и неформально", — рассказал Сажин.

В частности, в участии в выборах было отказано даже внуку основателя Исламской республики Иран аятолле Хомейни – Хасану Хомейни. "Ему было сказано, что он имеет малый опыт работы. В то же время известно, что он имеет довольно реформаторские и либеральные взгляды", — заметил эксперт.

В результате около 60% кандидатов не прошли это сито, причем эксперты и наблюдатели отмечают, что 90% тех, кто был "выбракован", относятся именно к реформаторскому крылу, указал Сажин.

Как таковой "войны компроматов" на выборах в Иране не бывает, констатирует эксперт. "Так же, как у нас, проходят митинги, размещается агитация в прессе. Но компромата нет, разве что звучат какие-то намеки. Например, бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад на выборах обвинял одного из своих оппонентов, что тот очень богатый человек и думает только о деньгах, тогда как сам Ахмадинеджад – простой инженер. Еще одного кандидата обвиняли в том, что он подделал свой диплом выпускника британского вуза. Это максимум, который может прозвучать в войне компроматов", — заявил Сажин.

Итоги выборов повлияют, кто займет высшие посты

"Результат выборов будет во многом зависеть от явки. Если явка будет около 70%, то в парламент пройдет больше реформаторов. Если на уровне 50% – то фундаменталистов", — прогнозирует эксперт. По его оценке, успех реформаторов позволит Роухани претендовать на второй президентский срок в 2017 году.

"Абсолютное большинство сторонникам Роухани вряд ли удастся собрать в парламенте, скорее, процентов 30-40. Впрочем, будет много депутатов, которые позиционируют себя как независимые – Роухани также сможет опираться на них", — считает Сажин.

В то же время внешняя политика Ирана останется без значительных изменений независимо от итогов выборов, считает Сажин. "Будут варьироваться какие-то нюансы. Если победят реформаторы, то Иран будет больше ориентироваться на Западную Европу. Если победят фундаменталисты, то будет больше антизападной и антиамериканской, антиизраильской риторики", — прогнозирует он.

А вот беспорядков по итогам выборов российский эксперт не прогнозирует. В 2009 году по стране прокатилась волна протестов недовольных переизбранием Махмуда Ахмадинежада. "На тех выборах был включен активный административный ресурс, в результате Ахмадинежад победил, что многими в Иране оспаривалось и привело к политическим волнениям. Сейчас, думаю, до серьезных протестов не дойдет, потому что власти научены опытом 2009 года", — считает российский востоковед.

Новый верховный лидер

Новому составу Совета экспертов, возможно, придется выбирать и будущего Верховного правителя Ирана, прогнозирует Владимир Сажин. Нынешнему главе государства Али Хаменеи уже 76 лет.

"Кто будет выбран ему на смену, прогнозировать невозможно. Выбирают его члены Совета экспертов, при этом не обязательно из своего числа – главное, чтобы кандидат подходил по своему возрасту и духовному авторитету", — сказал эксперт.

Например, избрание самого Хаменеи на этот пост в 1989 году было полным сюрпризом для наблюдателей, в том числе самих иранских экспертов. "Тогда Совет экспертов заседал очень долго, и совершенно неожиданно был избран Хаменеи. Хотя по рейтингам он занимал всего лишь 14-е место", — напомнил Сажин.

Похожие новости
Последние новости
Back to top