logo

Эксперт: события в Сребренице не имеют ничего общего с геноцидом

Эксперт: события в Сребренице не имеют ничего общего с геноцидом

О том, что представлял собой проект резолюции Совбеза ООН по Сребренице, почему его ветирование ознаменовало собой дипломатическую победу РФ, какие цели преследовали страны, выдвинувшие данную инициативу, в интервью ПРОФИ Новости рассказала руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

В среду Российская Федерация заблокировала в Совете безопасности ООН резолюцию по Сребренице, признающей события июля 1995 года геноцидом. Как заявил постпред России при ООН Виталий Чуркин, принятие подобного документа обострило бы ситуацию в Балканском регионе, при том, что в самой Боснии и Герцеговине нет единого мнения по этому вопросу. О том, что представлял собой проект резолюции, почему его ветирование ознаменовало собой дипломатическую победу РФ, а также какие цели преследовали страны, выдвинувшие данную инициативу, в интервью рассказала руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова. Беседовал Евгений Орел.

— Елена Юрьевна, расскажите, с чем связано столь серьезное расхождение в оценках тех событий, которое мы наблюдаем сейчас?

— Нужно сказать, что на сегодняшний день Сребреница стала синонимом геноцида мусульманского населения, якобы совершенного сербскими военными в июле 1995 года. Манипуляции числом жертв начались еще тогда – в средствах массовой информации, как и в самом Международном трибунале, цифры разнятся: от 5 тысяч до 27 тысяч убитых мусульман.

Причем, как правило, говорят о предположительных цифрах, потому что прямых доказательств не было и нет. Никто до сих пор не проводил глубокого исследования этой трагедии, и мусульманскую версию о числе жертв – а в данном случае речь идет именно о ней – никто не старался проверять, ее принимают как аксиому.

Тем не менее данные о числе жертв не подтверждаются фактами, а картина случившегося в июле 1995 года остается очень неясной. На самом деле, сведения отрывочные и противоречивые, а многие обвинения – надуманные.

— Так что же на самом деле произошло в Сребренице?

— В Сребренице стоял голландский батальон. Когда сербам стало очень трудно жить в этом районе (поскольку мусульмане на протяжении последнего года производили бесконечные вылазки), генерал Ратко Младич принял решение войти в Сребреницу и разоружить мусульманские подразделения. Никто не сопротивлялся: ни голландский батальон, ни сами мусульмане, которые там находились. Поэтому войти в город Младичу удалось очень легко. Он тут же приказал пригнать автобусы, поделил женщин и детей, посадил их в автобусы – существует документальный фильм о том, как он сажал их в автобусы и отправлял, – а оставшимся боевикам позволил с оружием выйти из Сребреницы. Перед этим главарь боевиков вывел свое самое близкое окружение из города, оставив только женщин и детей. Тех же, которые остались, построили в колонну и отправили в Тузлу с оружием в руках. И вот тут они якобы были полностью расстреляны сербскими военными.

— Как я понимаю, ключевое слово здесь "якобы"?

— Именно. Есть видеофильм, который снимали уже мусульмане, о том, как вся эта колонна входит в Тузлу. Они изможденные, они усталые, однако они пришли. Есть очень много исследований, которые проводили по Сребренице. В частности, ученые из разных стран: историки, юристы, патологоанатомы, демографы, специалисты в других областях анализируют существующие данные, выявляют противоречия, выдвигают новую, совершенно неожиданную методику исчисления числа жертв и те события ставят в исторический контекст. Кроме того, живы еще участники тех событий, начали говорить голландские миротворцы, несмотря на то, что ранее они молчали. Существуют неопубликованные дневники участников-мусульман.

Поэтому сейчас этот вопрос необходимо пересматривать. Да, во время шествия колонны завязались боевые действия. Бытует точка зрения, что сербы частично обстреливали эту колонну, однако мусульмане говорят, что ночью в лесу началась стрельба и было непонятно, кто именно открыл огонь. Есть сведения о том, что часть пленных мусульман были расстреляны, но, во всяком случае, о цифрах 5, 8 и уж тем более 20 тысяч речи быть не может. Тем более нельзя определять эти действия как геноцид. Геноцид есть планомерное уничтожение одного народа в составе государства, как это было, например, в Турции, когда всех армян вырезали только потому, что они армяне.

За время балканского кризиса мы имеем несколько вариантов геноцида, которые, к сожалению, сейчас нигде и никак не упоминаются.

Например, сербы были полностью выселены и убиты на территории Хорватии, там вообще сербов не осталось. Здесь же имела место спецоперация, которая, согласно нашим оценкам, была подготовлена не на Балканах. Поэтому именно так нужно оценивать.

Сегодня Сребреница стала предметом политических спекуляций, в которые втягивают и самих сербов. Это происходит вопреки тому, что сегодня появляется все больше и больше данных, указывающих, что это было операцией западных спецслужб.

— Какую же цель преследовала эта спецоперация?

— Данные о том, что Алия Изетбегович, тогдашний президент мусульманской части Боснии и Герцеговины, обращался к США с просьбой помочь создать единую мусульманскую Боснию и Герцеговину. На что Клинтон ему ответил: "Нужно соответствующее число жертв. Если будет 5 тысяч погибших, тогда мы сможем на этом сыграть и вам помочь". Таким образом, такого числа жертв не было, однако вокруг этого создано столько мифов, что некоторые даже начинают в это верить.

Поэтому что сегодня самое главное? Самое главное – создать независимую научную экспертную группу, которая бы исследовала этот вопрос, собрала документы, и только на этой основе можно делать вывод о том, что произошло в Сребренице именно в июле 1995 года. Ни в коем случае нельзя при этом забывать, сколько сербов накануне этих событий было убито мусульманами, которые выходили из Сребреницы. Хочу также сказать, что армия генерала Младича, когда шла в направлении Сребреницы, прошла 43 мусульманских села, и не было повреждено ни одного здания, не был убит ни один человек. Потому что ни месть, ни наказание не были целью сербов – их задачей было нейтрализовать вооруженное подразделение мусульманской армии, которое наносило очень серьезный ущерб мирному населению, и заняться демилитаризацией этой зоны. Чего в свою очередь и в свое время не сделала Организация Объединенных Наций.

— По вашему мнению, какими мотивами руководствовались страны, поддержавшие проект данной резолюции?

Сербов хотят обвинить во всем, что происходило на Балканах начиная с 1991 года. Если доказать, что во всем виноваты только сербы и они несут основную ответственность за все, что происходило на Балканах, тогда совершенно спокойно оправдываются действия НАТО в 1999 году, когда без решения Совета Безопасности альянс осмелился бомбить европейское государство в течение 78 дней. В этом случае их действия оправданы – они бомбят тех, кто виноват во всем, что происходило в 90-е годы на Балканском полуострове. Это первое. Во-вторых, осудив действия войск в Сребренице, а значит, действия Республики Сербской и ее армии, неизбежно ставится вопрос о возможности существования такого государства, если это геноцидное образование. Создать единую Боснию и Герцеговину никак не получается осуществить ни у США, ни у Великобритании, ни у тех, кто им помогает.

— Верно ли, что в Боснии и Герцеговине нет и не может быть консенсуса по вопросу событий тех лет?

— Там не может быть консенсуса, поскольку Босния и Герцеговина разделена на три части и у каждого из этих образований своя версия случившегося. И то, что сегодня происходит, я имею в виду желание Евросоюза и ОБСЕ осудить действия сербов как геноцидные, было инициировано и поддерживается мусульманской частью страны. Сербы, в свою очередь, пытаются отстоять свою позицию. Поэтому я считаю, то, что произошло в Совете безопасности, — дипломатическая победа России, поскольку она пыталась выступить в роли объективного фактора в необъективной оценке событий на Балканах, которую мы наблюдали и наблюдаем до сих пор. Это очень достойная позиция, потому что только точно зная, что произошло в том или ином месте, можно делать какие-то выводы, осуждать или не осуждать.

Самая главная задача Совета безопасности в данном случае – создать атмосферу примирения на Балканах, чему данная резолюция ни в коем случае не способствует.

— В чем конкретно это выражается?

— Когда одну из сторон конфликта необъективно обвиняют в том, чего она не совершала, то как можно рассчитывать на примирение? Сегодня единственный выход – не принимать подобную резолюцию ни одним органом или институтом ООН, а также создать международную комиссию по изучению документов и истинной подоплеки этих событий

— Какие последствия, по вашему, будет иметь решение РФ наложить вето на резолюцию по Сребренице?

— Отдельные государства, такие как США, могут выступить со своими резолюциями, но они не будут иметь никакого важного значения, ибо это уже позиции отдельных стран. Самое главное то, что нам, ученым, не перекрыли возможность дальше исследовать этот вопрос, поскольку одним из крайне неприятных пунктов во всех вариантах резолюций Великобритании является то, что пересмотр вопроса о Сребренице в случае принятия документа станет невозможным. Такого еще не было никогда, историкам не запрещали работать ни над какой темой. В данном случае нам попытались перекрыть кислород, и публикация любых документов превратилась бы в табу. На самом деле Республика Сербская очень давно подготовила и отправила в Международный трибунал документы и все европейские структуры материалы по Сребренице – их даже видеть не хотят. Они где-то теряются в кулуарах, их никто даже не принимает во внимание. Тем не менее я считаю, ученым необходимо продолжить расследование обстоятельств тех событий и самое главное – широкую публикацию всех данных.

Похожие новости
Последние новости
Back to top