logo

Директор ГМИИ Марина Лошак: к этим габаритам еще нужно привыкнуть

Директор ГМИИ Марина Лошак: к этим габаритам еще нужно привыкнуть

29 августа исполнится 115 лет со дня закладки здания Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина на Колымажном дворе. Накануне годовщины новый директор ГМИИ Марина Лошак в своем первом интервью для ПРОФИ Новости рассказала о грядущей реконструкции, о том, светит ли музею купить Караваджо и об укрощении смотрительниц.

29 августа исполнится 115 лет со дня закладки здания Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина на Колымажном дворе. Накануне годовщины новый директор ГМИИ Марина Лошак в своем первом интервью для  рассказала о грядущей реконструкции, о том, светит ли музею купить Караваджо и об укрощении смотрительниц. Беседовала Светлана Янкина.

— Конечно, прежде всего это связано со строительством, которое должно "начаться –продолжаться" — говорю так через тире специально. С ним связано огромное количество проблем. Но это чрезвычайно важный момент для музея в его истории, и буквально через несколько дней, 29 августа, будет юбилей закладки первого музейного камня, и мы сейчас находимся практически в той же стадии. Мы тоже заложили камень, у нас он такой большой просто: девять зданий, новые, старые, историческая застройка и запланированная новая архитектура. У нас впереди история, которую мы сейчас делаем, и это страшно ответственный момент, от которого чувствуешь себя волнительно. Во всем этом предстоит разобраться и поступить так, как нужно.

— В Музее личных коллекций высвобождаются большие площади именно для этих выставочных целей, и с этим связаны огромные планы, мы все в этом направлении думаем. И это место будет правильно развиваться. В конце октября-начале декабря тут пройдут две первоклассные выставки: одна — из коллекции Михаила Барышникова и другая — презентация творчества фотографа Ман Рэя. Будет показано 60 портретов. Я сама ее жду, и, уверена, это станет огромным событием.

— Собственные кураторские проекты, безусловно, будут. Они готовятся не один и не два года, и все понимают, что большие проекты требуют времени, но они были и будут в музее всегда. Это такое абсолютное лакомство для самого музея и лучшее, что может быть в его жизни. Все, что связано с идеей, воображением, осуществлением – это самое интересное, что может быть. Но мне кажется, для зрителя это не самое главное. Многие могут не знать, кто куратор той или иной выставки, и если это удачные проекты, то я не вижу разницы в том, делал ли их куратор из ГМИИ или откуда-то еще. Главное, что посетители ради них приходят и выстраиваются здесь, у нас, в такие вот очереди огромные, за которые нас все ругают.

— Действительно, количество экскурсий и лекций, которые здесь проходят и читаются, — беспрецедентно, учитывая наши возможности. Об этом надо думать обязательно, это одна из самых важных частей нашей деятельности. Здесь важно понять, какова наша ниша. Не обязательно быть, как все. Все-таки должны быть разные места. Люди, которые хотят знать больше и хотят образовываться, должны иметь возможность прийти в "Гараж" и услышать одну лекцию, и также прийти в Пушкинский музей и услышать нечто совершенно другое. Очень грустно, если одни и те же прекрасные люди будут перемещаться с места на место и веселым голосом сеять разумное, вечное. Должны быть разные средовые ситуации – где-то чуть веселее, чуть бодрее, чуть поверхностнее. Где-то вертикаль глубже. Все должно быть хорошее, но разное. Мы все-таки особое место и, мне кажется, эту нашу "особость" нужно концентрировать. Другое дело, что это, безусловно, не должно быть скучно.

— Для меня это — музей-традиция, конечно, но с очень современным лицом. С всевозможными рефлексиями, связанными с этим лицом, с возможностью взглянуть на все со стороны, с привлечением самых разных потоков искусства, не забывая традицию, а она существует и нами с вами очень четко читается. Только в этом музее мы можем увидеть выставки, посвященные Бриттену, Уайльду, каким-то писателям, поэтам, художникам, которые связаны с искусством, которые порождают его. Это очень специфическая сторона музея, она значительно шире и говорит о каком-то очень глубоком культурном слое, мировоззренческом. Это музей, формирующий культурный багаж, и поэтому у него особая функция. Но при этом он открыт, он современен, он говорит обо всем, но говорит своим голосом. Еще мне бы очень хотелось, чтобы у человека была возможность прийти сюда и провести здесь целый день. Чтобы он мог прийти на одну, потом на другую выставку, потом пообедать, потом отвести ребенка позаниматься в "Мусейоне", потом послушать какую-то лекцию, потом вместе пойти в кинотеатр, посмотреть видеоинсталляцию Виолы выдающегося. Или потом сходить вечером на концерт и получить огромное впечатление, а после этого пойти еще в ресторан. А днем чтобы еще всей семьей, с родителями, с детьми посидеть где-то вместе. Это должно быть место, где люди могут ощутить себя не только зрителями, но и людьми, которые близки друг другу и причастны культуре.

- Так значит, среди всех задач реконструкция музея первостепенна?

— Как, а остальное все бросить? Нет.

Похожие новости
Последние новости
Back to top