logo

Кокорин и его адвокаты настаивают на несостоятельности обвинения

Кокорин и его адвокаты настаивают на несостоятельности обвинения

Александр Кокорин и его адвокаты перестали полностью соглашаться с обвинительным заключением и теперь оспаривают его по ряду пунктов, передает корреспондент ПРОФИ Новости из зала Тверского суда Москвы.

По словам Кокорина, следствие предъявило ему слишком суровое обвинение – он признал себя виновным частично и заявил, что не трогал водителя.

"Уважаемый суд, хотел бы сказать, что Тверской суд Москвы изначально избрал мне суровую меру пресечения. Хочу напомнить, что нас никто не задерживал, я явился в полицию самостоятельно, после звонка Павла Мамаева. Кроме того, мы помогали следствию разобраться с тем, что совершили. Мы нашли свидетелей по делу при помощи адвокатов и семей, на первой даче показаний следователь позволил себе оскорбить меня, ссылаясь на запись с видеорегистратора. Почему-то нам была продемонстрирована эта запись лишь спустя месяц… У нас были очные ставки, наши показания совпадают, а вот потерпевшие обманывают. Мы не нарушили общественный порядок и не действовали по предварительному сговору – всего этого не было. Мой удар Денису произошел в ответ на оскорбления. Кроме того, почему-то мне были предъявлены обвинения после записей по Соловчуку. Тем не менее, на них видно, что я его пальцем не тронул, почему не меняется обвинение – непонятно", - заявил футболист.

"С Денисом Паком мы помирились. Ваша честь, надеюсь на вашу профессиональную оценку, я хочу ответить лишь за то, что я совершил, а не за то, что мне приписывают. Вину признаю частично", - добавил он. Кокорин также отметил, что следствие работает не слишком эффектно. "Мы ждем экспертизу по машине, медицинскую экспертизу. Мне кажется, что по машине можно было бы провести экспертизу быстрее. На последнем допросе меня вообще спрашивали о том, во что я был одет", - заключил он.

Его адвокат Андрей Ромашов также отметил, что запись с регистратора демонстрирует "несколько иную версию событий, нежели была изложена следствием". Ещё до прений сторон защитник предложил воспроизвести запись в суде, отмечая, что, помимо картинки, значение имеет и записанный звук. Тогда суд отклонил эту просьбу, заявив, что на данной стадии доказательства по делу не изучаются.

По словам адвоката, Соловчук первый обозвал Мамаева и спутниц, ударил его два раза, а затем нанес удар Кириллу Кокорину, отчего тот упал. "То есть Соловчук трижды исполнил статью 116. Пак также первый оскорбил обвиняемых, но по голове его никто не бил, это видно на записи. Кокорин ударил его разжатой рукой. Мы признаем частично вину и готовы загладить вину, когда будут указаны данные обстоятельства. Преждевременно мы это делать не хотим", - добавил Ромашов.

Ещё один защитник Кокорина Татьяна Стукалова и вовсе заявила в суде, что Кокорин пытался остановить драку с водителем, а потерпевшие дают ложные показания. "Не раскрыта сторона предъявленного обвинения. Кокорину вменены в вину действия четырех лиц, так как согласно обвинительному заключению он наносил удар в числе четырех лиц, после которого у потерпевшего появился перелом носа",- добавила защитник. Кокорин и его адвокаты просили изменить ему меру пресечения на более мягкую.

Две потасовки с участием футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева произошли 8 октября. Сначала, по данным следствия, Мамаев, Кокорин, брат Кокорина Кирилл и их друзья избили водителя одной из ведущих Первого канала Виталия Соловчука, а потом в кафе — главу департамента Минпромторга Дениса Пака и главу НАМИ (разработчик президентских автомобилей Aurus) Сергея Гайсина. Четвертым задержанным после драки с участием футболистов оказался уроженец Якутии Александр Протасовицкий, играющий в любительской лиге и проживающий в подмосковном городе Подольск. Позже в ходе суда выяснилось, что мужчина работает футбольным тренером в спортивном клубе "Атлет" и ранее не был судим.

Похожие новости
Последние новости
Back to top