logo

"Жили одной целью": Советский ветеран из Нью-Йорка рассказал о первом и последнем дне ВОВ

"Жили одной целью": Советский ветеран из Нью-Йорка рассказал о первом и последнем дне ВОВ

ВАШИНГТОН, 22 июн – ПРОФИ Новости. Советский ветеран Николай Степанович Зайцев – настоящий полковник, пусть и в отставке. В свои 96 лет он ведет активный образ жизни, пишет воспоминания, пользуется Facebook, хотя и сетует, что открывать вложения в электронной почте ему непривычно.

В интервью ПРОФИ Новости он рассказал, как 16-летним пацаном встретил первый день Великой Отечественной дома на Алтае, как работал по 12 часов на заводе, обтачивая и поднимая тяжеленные головки для снарядов, как потом ушел на фронт и встретил День Победы 9 мая 1945 года в Чехословакии братанием с американскими союзниками.

Разговор Николай Степанович, ныне живущий в Нью-Йорке, начал с бодрого рапорта: "К бою готов!"

Выпускной в ночь перед войной

Вечером 21 июня 1941 года 16-летний Коля Зайцев вместе с другими старшеклассниками из своего 9-го, а также 10-го и 11-го классов 102-й школы на станции Алтайская близ Барнаула гулял на праздничном вечере по случаю окончания учебного года. На следующий день дирекция пригласила всех на пикник в одно из красивейших мест неподалеку – на станцию Повалиха. Для этого был арендован пригородный поезд.

"На следующее утро, в воскресенье, 22 июня, мы собрались все вместе – старшеклассники, педагоги, дирекция – на перроне в ожидании этого пригородного поезда, чтобы он отвез нас в это прекрасное место – на станцию Повалиха, где вечные леса, красота небывалая," - вспоминает Зайцев.

Электричка уже была готова, и все ждали директора школы, который почему-то задерживался. Впоследствии стало известно, что ему было велено ждать важного звонка от начальства. В конце концов начальник станции не выдержал и отправил поезд пустым.

"Мы остались на платформе, и видим, как директор выскакивает из двора школы и во весь голос – а он был крепким мужчиной – кричит: "Война-а-а-аа!!! Война-а-аа!!! Война-а-аа!!!" - вспоминает Зайцев. По его словам, директор подбежал к педагогам и учителям и, запыхавшись, рассказал о том, как ему сообщили, что гитлеровцы внезапно напали на Советский Союз, уже начали бомбить города, завязались бои на границе.

"Конечно, это сообщение вызвало у всех смятение. Мы как-то растерялись, я чувствовал это по себе: куда же дальше, что нам делать?" - признается Зайцев.

Военком сказал: учиться

Когда директор сказал педагогам, кто из них должен явиться в военкомат, школьники восприняли это как сигнал к действию. Не сговариваясь, они бросились туда и попросили записать их в лыжные батальоны, формировавшиеся тогда в Сибири. По словам Зайцева, все дети были привычны к морозам и снегу и хорошо катались на лыжах.

Однако военком, встретивший их в коридоре, пыл остудил, сказав: "Спасибо, но вы должны учиться. Мы без вас тройным ударом разгромим врага на его территории (по словам Зайцева, тогда такой лозунг был - ред.) и победим". "Конечно, это нас не воодушевило, мы просились, но никому из нас не удалось остаться в военкомате для оформления документов на поступление в добровольцы," - рассказывает Зайцев.

По его словам, война всех "сравняла по возрасту своими задачами: мы решили начать работу на колхозных полях". При этом ветеран подчеркивает, что "не было никакой паники". "Мы жили одной целью. Война заставила нас думать о том, как свою личную судьбу связать с судьбой страны так, чтобы быть полезными для фронта", - говорит Николай Степанович

Школа многому научила

За боевую и патриотическую подготовку Зайцев признателен школе.

"Школа нас подготовила не только морально как патриотов, которые думали, как связать свою судьбу с требованиями фронта, но и внушила нам, что мы должны жить этим. Кроме того, в ней мы получили знания по военному делу, педагоги в кружках обучили нас стрельбе, ведению рукопашного боя и в маршевой атаке," - отметил он, поименно вспоминая своих учителей и одноклассников.

По его словам, дальнейшая судьба этих людей была очень похожа. Многие из них записались добровольцами, многие не вернулись с фронта.

Боеголовки для зарядов

Те, кто был помладше и не смог сразу попасть на военную службу, сначала помогали взрослым на колхозных полях, а затем стали работать на машиностроительном заводе имени газеты "Правда", который эвакуировали из украинского города Днепродзержинск.

"Нам, мальчишкам, пришлось зимой, в стужу, в слякоть снимать станки с платформ. Кранов не было, и мы своими детскими руками волоком тащили эти станки в цеха, расставляли их на конвейере, который срочно нужно было как-то доводить до рабочего состояния," - вспоминает ветеран.

Конечно же, школьникам помогали взрослые, инженеры, но их было очень мало. Они обучили ребят основным навыкам. Приходилось ночевать в цехах, но несмотря на все трудности, на страшные морозы зимой 1941-1942 годов, работа продолжалась.

Школьники обтачивали головки 122-милиметровых снарядов. "По нормативу мы должны были делать этих головок в полтора раза больше, чем мужчины, которые в Днепродзержинске работали до эвакуации. У них была норма 180 головок, а у нас, мальчишек – 225. Каждую головку весом 18 килограммов требовалось поднять, вставить в станок, обработать и вернуть на конвейер. Это было очень тяжело," - признается Зайцев.

Однажды в конце смены мастер Москаленко подошел к его станку и долго наблюдал, после чего сказал: "Коля, яки ж вы, сибиряки, гарны хлопцы! Вы так много делаете, словно взрослые мужчины!"

Ветеран рассказывает, что на станки, где токарь выполнил дневную норму, устанавливался красный флажок. Когда же на завод приехал народный комиссар среднего машиностроения Степан Акопов, Зайцев от имени товарищей попросил увеличить норму. Но для этого требовалось, чтобы с завода из Барнаула присылали больше деталей. Нарком пообещал просьбу выполнить.

Наконец-то на фронт

На заводе Зайцев работал до лета 1942-го, а 15 августа был призван в армию. Сначала его направили в минометное училище, которое было эвакуировано в Барнаул из белорусского города Лепель. Освоив там артиллерийское дело, 8 мая 1943 года оказался в 500-м армейском минометном полку 8-й армии Волховского фронта.

Дальше в его боевом пути были Ленинградская область, Латвия, Венгрия, Австрия…

"Особенно трудно было в 1943 и 1944 годах, да и в 1945-м тоже, когда я участвовал в освобождении Венгрии. Несмотря на попытки гитлеровцев задержать наше наступление, мы 31 марта 1945 года овладели последним городом – Сомбатхей на границе Венгрии и Австрии. После этого мы участвовали в боях за Вену", - вспоминает Николай Степанович.

Братались с американцами в Чехословакии

Седьмого мая 1945 года разведгруппа Зайцева получила задачу форсировать Дунай и, не ввязываясь в бои, как можно быстрее встретиться с американскими союзниками. На следующий день подразделение вошло в чехословацкий город Индржхув-Градец. В ночь на 9 мая радист предупредил Зайцева, что скоро будет передано важное правительственное сообщение.

"Примерно около часа ночи он позвал меня к наушникам, и я услышал голос Левитана, который запомнился мне навсегда: "Внимание! Внимание! Говорят все радиостанции Советского Союза! Германия капитулировала. Мы победили!" - с дрожью в голосе вспоминает ветеран.

То, что происходило потом, он передает очень эмоционально: "Поднялся неимоверный гвалт: стрельба, возгласы "Ура!". Мои разведчики обнимали друг друга. В этот момент все были равны, потому что все внесли свой вклад в эту Победу."

Тем не менее, наутро группа продолжила путь и в 12 часов встретила союзников из США. "Мы братались с американскими танкистами в городе Писек недалеко от Праги и вместе праздновали Победу", - говорит Зайцев. Через два часа подошла основная колонна советских войск, и командир разведгруппы доложил о выполнении задачи. После этого все направились к городской ратуше Писека, где состоялся большой митинг.

"По дороге ко мне подбежала девочка, рядом с нею были родители. Она смотрела так внимательно, что я не сдержался, взял ее на руки, хотя правая рука у меня была повреждена и находилась на повязке, - вспоминает Зайцев. - Так, с этой девочкой на руках, я и завершил войну".

Похожие новости
Последние новости
Back to top