logo

"Пусть волоком тянут": как многодетную семью выселяют на улицу

"Пусть волоком тянут": как многодетную семью выселяют на улицу

МОСКВА, 3 мая — ПРОФИ Новости, Лина Панченко. В Удмуртии СК проверяет законность выселения пенсионеров, их дочери и троих несовершеннолетних внуков из единственного жилья. Cемья почти тридцать лет была прописана в бывшем колхозном общежитии. Потом здание продали вместе с землей, а людей попросили освободить помещение. Отменить сделку не удается — важные документы исчезли из архивов госорганов.

Вселялись официально

Пенсионерка Раиса Филиппова не сдерживает слез: "Мне шестьдесят два, а с этими судами выгляжу на все восемьдесят и держусь только на лекарствах".

В деревню Каменное в двенадцати километрах от Ижевска Раиса переехала в 1993-м вместе с мужем Александром, двумя сыновьями и дочкой. До этого молодая семья ютилась у родственников в соседней деревне.

© Фото : из семейного архива Раисы Филипповоой Раиса Филиппова

 Раиса Филиппова - ПРОФИ Новости, 1920, 29.04.2021© Фото : из семейного архива Раисы Филипповоой Раиса Филиппова

"Меня пригласил директор новой школы, пообещал жилье", — вспоминает Филиппова. — Я была и сторожем, и уборщицей, и рабочим".

Семье выделили "квартиру" — кабинет в старом корпусе учебного заведения площадью сорок "квадратов". Вселялись Филипповы официально. Их сразу прописали, а позже, когда здание стало общежитием, выдали техпаспорт.

Продали вместе с жильцами

"Потом колхоз развалился, часть людей уехала из общежития, — рассказывает дочь Филипповой Вероника Четкарева. — Мы с братьями повзрослели, и мама попросила у директора разрешение занять освободившиеся комнаты. Он не возражал. Вызвали БТИ, на каждую семью оформили техпаспорта, счета на электричество и воду. Обустроили квартиры. Приватизировать их ни нам, ни соседям не дали: в сельсовете сказали, что документов на дом нет".

© Фото : предоставлено Вероникой ЧеткаревойВероника Четкарева у дома

Вероника Четкарева у дома  - ПРОФИ Новости, 1920, 29.04.2021© Фото : предоставлено Вероникой ЧеткаревойВероника Четкарева у дома

Проблемы начались в 2014-м: жильцов вызвали к главе сельской администрации.

"Там сидел молодой мужчина, — продолжает Четкарева. — Сказал, что собственник, а мы должны выселяться. Спрашиваем у главы: "Как же так? Мы там прописаны, живем". Он развел руками: "Документов на дом нет, а этот человек купил вас вместе с землей".

Новый владелец, Александр Куншин, по ее словам, предложил полностью выкупить здание за два миллиона. Денег ни у кого не было, да и считали все, что живут законно.

Вскоре новый владелец обратился в суд с требованием снять людей с регистрации и выселить.

Документы и архивные записи пропали

На тот момент в доме были постоянно зарегистрированы 16 взрослых и семеро детей. Представить в суд документы, на основании которых вселяли и оформляли проживание, им не удалось.

© Фото : предоставлено Анжелой Замараевой Общежитие продали вместе с жильцами

Общежитие продали вместе с жильцами - ПРОФИ Новости, 1920, 29.04.2021© Фото : предоставлено Анжелой Замараевой Общежитие продали вместе с жильцами

"Не осталось даже записей о том, что родители работали в школе, мама — пятнадцать лет, а папа — восемь. Еще в администрации сказали, что техпаспорта недействительны", — поясняет Четкарева.

В суде за обитателей общежития вступился только бывший директор школы — подтвердил, что вселял людей официально. Новый директор и глава администрации прийти на заседание отказались.

"Нас всюду отшивали, — подтверждает слова дочери Раиса Филиппова. — Пришлось нанять адвоката. Чтобы оплачивать услуги, устроилась на работу в Ижевск".

Выставили на торги по поддельной справке

Адвокат Анжела Замараева несколько лет собирала информацию о переходе права собственности на общежитие. Только в 2018-м восстановила события.

"До 1982 года оно принадлежало колхозу, — рассказывает она. — После реорганизаций сельхозпредприятие стало кооперативом. В начале нулевых его объявили банкротом. Перешедшее "по наследству" колхозное имущество пустили с молотка, среди прочего — и общежитие. Как соцобъект, его обязаны были передать в муниципальную собственность. Однако в арбитражный суд принесли недостоверную справку о том, что там никто не зарегистрирован. На ее основании здание и выставили на торги".

По словам Замараевой, перепродавали дом несколько раз:

"Сначала за чисто символическую цену в несколько десятков тысяч рублей. Нынешний владелец — третий по счету покупатель".

Куншин приобрел и землю — 17 соток, на которых стоит здание. Участок формировала сельская администрация.

"Несу полную ответственность за здоровье жильцов"

Александр Куншин объясняет, что купил здание и земельный участок для личных нужд — в том числе для строительства собственного дома. После этого предлагал жильцам решить вопрос "на взаимно выгодных условиях": например, выкупить у него общежитие "по цене в разы ниже рыночной" — по 200 тысяч за каждую комнату, "но они даже не захотели это обсуждать".

"Начиная с 2014-го я плачу налоги за аварийное здание. Это возлагает на меня ответственность за жизнь и здоровье находящихся в нем людей", — говорит он.

Куншин уверяет, что часть жильцов зарегистрировали в доме только на время трудоустройства. Других он назвал "производной от родителей". Филипповы и Четкарева, по его мнению, "пытаются за счет разглашения надуманных обстоятельств получить дополнительные преференции от местных органов власти", "намеренно не принимают мер к разрешению жилищного вопроса".

Решение вынесли заочно

Замараева добивалась в суде признания торгов и всех последующих сделок недействительными — безрезультатно.

"Предъявить ту поддельную справку из дела о банкротстве мне не удалось. Я видела ее в арбитражном суде среди материалов. Когда приехала, чтобы снять копию, документа уже не было".

Пока шел процесс, почти все жильцы выехали. Остались пенсионеры Филипповы с дочерью и тремя внуками и еще одна семья, в которой есть дети и инвалид.

© Фото : предоставлено Анжелой Замараевой Дом, из которого выселяют семью

Дом, из которого выселяют семью - ПРОФИ Новости, 1920, 29.04.2021© Фото : предоставлено Анжелой Замараевой Дом, из которого выселяют семью

В апреле 2021-го Веронике Четкаревой пришло уведомление о выселении.

"Мы с матерью поехали в суд и получили решение, — говорит она. — Оказывается, его приняли без нас. Указано, будто нас извещали, а мы не приходили. В районной администрации нам предложили временно поселиться в общежитии сельхозакадемии".

Раиса Филиппова снова плачет: "Мы здесь много лет обустраивались, ремонт делали, конюшню построили, баню. Без земли не могу жить, без скотины умру. Лягу посреди двора — пусть волоком тянут".

"Могли придумать что-нибудь"

В региональном СК сообщили: идет проверка информации о том, что "администрация деревни Каменное без ведома членов многодетной семьи продала участок, где расположен их дом, а также посчитала их не нуждающимися в получении новой жилплощади".

Впрочем, глава сельской администрации Дмитрий Четкарев (однофамилец Вероники) считает, что у Филипповых было достаточно времени для решения вопроса с жильем:

— За семь лет могли что-то придумать.

— Они пытались отстоять права в суде. И утверждают, что важные для них документы исчезли.

Может, они прописались после 2014-го? Тогда, естественно, у нас данных нет.

— В паспорте Вероники — штамп о постоянной регистрации с 1993-го.

© Фото : предоставлено Вероникой Четкаревой Страница из паспорта Четкаревой с пропиской

  Страница из паспорта Четкаревой с пропиской - ПРОФИ Новости, 1920, 29.04.2021© Фото : предоставлено Вероникой Четкаревой Страница из паспорта Четкаревой с пропиской

— На каком основании они туда въехали, не знаю, потому что сам в то время еще был ребенком. Но вряд ли их вселял директор школы. Помочь ничем не можем — у нас на территории ни одного метра муниципального жилья. В принципе, всем детям Филипповых дали в свое время земельные участки. У Вероники он тоже был, а дом, который на нем стоит, построен на семейный капитал. Она тогда жила с мужем. У детей там есть доля. Я ей говорил: "Отсудите у него ваши доли или пусть ищет другое помещение". Она не хочет с ним разговаривать, а власть теперь во всем виновата".

А пенсионерам Филипповым куда идти?

— К сыновьям если только.

По словам Четкаревой, в доме, который упоминает глава села, места для них нет.

"Строили его не только на маткапитал: там и мужа деньги, — говорит она. — Как я пойду туда, если у него новая семья. Наверное, имею право отсудить доли. А что потом? Вышвырнут на улицу?"

Адвокат Филипповой отмечает: площадь жилья, которое отец может приобрести для детей взамен, не может быть меньше, чем сейчас.

"Иначе органы опеки не разрешат сделку, — поясняет Замараева. — Неизвестно, способен ли он решить эту задачу и сколько времени потребуется".

Остались без огорода

Филипповы и Четкаревы продолжают судиться. То заочное постановление обжаловали. Двадцать восьмого апреля его отменили, а дело направили на новое рассмотрение.

"Я лично хочу в суд пойти, — отмечает в беседе с ПРОФИ Новости руководитель управления соцзащиты Завьяловской администрации Екатерина Плотникова. — В прошедшем разбирательстве мы не участвовали: нас не звали. При этом на все заседания, которые касаются несовершеннолетних, обязательно приглашают органы опеки. Если на этот раз нам слово дадут, мы донесем, что там проживают дети".

На ситуацию обратил внимание глава Удмуртии Александр Бречалов. Он утверждает, что вопрос о законности сделки у него на контроле и семье в любом случае помогут с жильем.

Обычно в апреле Раиса Филиппова с утра до вечера хлопочет по хозяйству: возится в теплице, вскапывает грядки, перебирает картошку для посадки. В этом году они с мужем свернули хозяйство: не купили новых поросят и огород разбивать побоялись.

Каждое утро 66-летний Александр Филиппов заводит старенькие "жигули" и вместе с супругой едет в Ижевск на склад. Он работает плотником, а Раиса моет полы. На двоих получают около пятнадцати тысяч. Говорят, что на одну пенсию без своего мяса и овощей не прожить. Особенно если придется снимать жилье.

Похожие новости
Последние новости
Back to top