logo

Правда и мифы о жизни моряков дальнего плавания

Правда и мифы о жизни моряков дальнего плавания

МОСКВА, 25 июн — ПРОФИ Новости, Мария Семенова. Двадцать пятое июня — день мореплавателя. На первый взгляд эта профессия кажется романтичной: постоянные путешествия, экзотические страны, многонациональная команда. Но на самом деле за полгода странствий моряки могут ни разу не сойти на берег, а многие из них и вовсе были бы рады сменить профессию. Кто и зачем выбирает такую работу — в материале ПРОФИ Новости.

Николай Ибисов (имя изменено), Новороссийск

Каждый год я ухожу в рейс на шесть-семь месяцев, так уже 12 лет. Это очень тяжело, особенно первые несколько раз: ты находишься вдали от своих родных и близких, можешь только переписываться с ними максимум по часу в сутки, потому что интернет очень дорогой.

Я много летаю. Взять мой последний рейс: компания покупает билеты, я лечу в Лос-Анджелес, сажусь на танкер, когда контракт заканчивается, из Хьюстона (аэропорт в штате Техас. — Прим. ред.) через Франкфурт (аэропорт в Германии. — Прим. ред.) добираюсь домой. Я объездил весь мир, был и в Африке, и в Австралии.

Это очень тяжелая работа, единственный бонус — после вахты ты сможешь выйти на берег и купить шмотки для себя и семьи. А минусов очень много: приходится работать с пневмопистолетом, которой разрушает суставы, с химической краской, которая очень сильно воняет, постоянно дышать парами нефти. Делаю все — от мытья туалетов до помощи лоцману у руля. Все решает капитан, ему никто не смеет слова сказать, на судне он царь и бог. По контракту мой рабочий день — восемь часов, но это ерунда, на деле иногда получается 12-15 часов.

Несмотря на все минусы, это прибыльно, а в Новороссийске работать особо негде. Сейчас планирую устроиться под российский флаг, ходить на наших танкерах. Надоело по полгода быть в вакууме — ни семьи, ни друзей. Живу в Мировом океане.

В этом году от меня ушла жена. Три года были вместе, у обоих это второй брак. Все шло нормально, при мне она сидела дома и вышивала крестиком, хорошо готовила, вела хозяйство. Я переводил все заработанные деньги ей, на ее имя были оформлены квартира и машина — доверял полностью, мне казалось, что она надежный человек, я знал ее семью. В этом году она забрала все деньги, села в машину, которую я ей купил, и уехала в Дагестан. Сейчас живет в Махачкале на мои средства.

У нас в Новороссийске это случай не единичный. Моряков обманывают, у моего знакомого женщина вынесла все из квартиры, хорошо, что жилье было оформлено на его мать, а то и дом бы отжала.

Когда ты по шесть-семь месяцев в вакууме, надо быть готовым, что твоя жена окажется не такой уже верной и честной. Я благодарен ей за то, что она хотя бы сделала это сейчас, а не через пять лет. Пускай живет счастливо. Документы на квартиру она оставила, значит, рано или поздно она появится, сделает дарственную, разведется со мной, и я забуду о ней, как о страшном сне. Я не боюсь, что она отберет квартиру. Я ее законный муж, максимум, что она сможет, — развестись и поделить пополам. Но ее мать сказала, что выступит на моей стороне в любом суде.

Максим Алеханов (имя изменено), Архангельск

Я из Архангельска, вся моя родня работала в море. Я знал, что там можно на что-то накопить. Пошел в рыбопромышленный колледж, думал, как в армии послужу, буду на рыбном пароходе ходить. Но по Баренцеву морю колесить — ни то ни се. Работаю с зарубежными компаниями: там зарплата в валюте, в связи с курсом это выгодно. До этого было по-другому: посмотришь, а люди-то на берегу, особенно в Москве, получают больше.

Есть стереотип, что моряки могут посмотреть другие страны. Иногда действительно получается, но вот у меня был контракт на контейнеровозе — за полгода ни разу не сошел на берег.

Я очень люблю знакомиться с людьми. В Бразилии одна девчонка удивилась: "Ой, вы из России? А я думала, там все угрюмые ходят". Пообщались, узнал, что ей Гагарин нравится. Я и говорю: "Вот Гагарин-то какой радостный был, и я такой же". А она: "Все русские такие?" "Все, — отвечаю, — но не по понедельникам". Всегда беру с собой пять магнитов с изображением Архангельска. Бывает, с кем-то разговорюсь в порту, отдаю со словами: "Дарю только хорошим людям". Человек, может, русского-то только раз в жизни видел. Если ты себя покажешь как-то не так, он на всю жизнь решит, что вся нация такая.

Многие думают, что моряки — необразованные люди. На самом деле у нас все машинное отделение с высшим образованием, у всех хороший английский. Рядовые — в основном филиппинцы, у них мощный профсоюз. Не дай бог у них не будет риса и караоке — сразу жалобу напишут, и такие проверки придут!

Я, когда пошел в море, думал, что, наверное, весь экипаж по проституткам бегает. Но там, где я был, этого нет вообще, разве что пара человек, в основном из молодежи. Бывает, работы много, не выйти: краны сломаются, постоянные проверки, освидетельствование судна. Очень жесткие экологические требования: капля масла упадет — будут огромные штрафы. Если есть время выбраться в город, мы обычно кооперируемся. Все хотят съездить в магазинчик, купить сувениров, мороженого, посидеть в ресторане (но пить нельзя, разве что бокал вина).

Для меня комфортным был бы контракт на три-четыре месяца. Обычному человеку кажется, что это очень долго. Мы с теми, кто работает на берегу, друг друга не можем понять. Например, я выкладываю фото барбекю на палубе. Мне: "Ух ты, море, мясо, красота!" А на самом деле это не приносит никакой радости — просто ужин. Хочется домой, быть с любимым человеком и друзьями. Все моряки мечтают работать на берегу. А кто-то думает: "Я бы тоже хотел посмотреть на другие страны, как они, а то все только работа — дом".

© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваБарбекю на палубе

Барбекю на палубе© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваБарбекю на палубе

Только что развелся мой друг, жена ему сказала: "Ты надоел со своим морем". А ведь она же знала, за кого выходит замуж. У меня тоже было расставание с девушкой из-за этого, тоже возникли претензии, говорила, что мне надо менять работу. Сейчас одну даму нашел, пока все нормально, два контракта подождала. В море есть связь, спутниковый интернет, хоть и не дешевый. Главное — найти адекватную спутницу, разводятся ведь и те, кто друг друга постоянно видит, если в голове бардак.

Тяжело менять режим. Есть моряки, которые приходят — и в запой на неделю. Я заранее строю планы: что купить, куда позвонить, что сделать по учебе. Раз в пять лет нужно менять диплом и пройти очень много курсов: пожарная безопасность, медицина, охрана судов. Когда все заранее распишешь, легче становиться на новые рельсы.

Михаил Кондратьев, Белорецк

Я стал моряком не так давно, всего год назад. По образованию я электрик, раньше было свое ИП — занимался квестами. Работу сменил спонтанно и необычно — я далеко не из морского региона, в моем городе всего три моряка, включая меня.

Моряки очень суеверны. Есть разные приметы. К примеру, нельзя собирать вещи заранее: как-то раз один матрос так сделал, и мы встали на неделю из-за непогоды. Пока не поднимешься по трапу, никому не следует говорить, что отправляешься в рейс — в моем случае об этом знает только жена.

Я моторист. Стою на вахте в машинном отделении четыре часа через восемь, занимаюсь обслуживанием и ремонтом двигателей, дизель-генераторов, котлов. Всегда в масле и мазуте. Перед учебой я долго думал, по какому пути пойти: начать с матроса и расти до штурмана или же с моториста до механика. После первого рейса понял, что не ошибся, выбрав путь механика и обслуживание самого сердца судна. Пока я был только в одном рейсе, готовлюсь ко второму. Видел Азовское, Черное, Мраморное, Средиземное моря.

© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваМихаил Кондратьев

Михаил Кондратьев© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваМихаил Кондратьев

Все началось с того, что мне захотелось, помимо хорошего заработка, иметь необычную профессию. Море — как раз то что надо. Всю юность я провел в разъездах по России, был рьяным футбольным фанатом и путешественником. И тут меня как ударило: "А почему нельзя совместить путешествия, тягу к испытаниям и работу? Как я раньше не додумался?" До этого казалось, что работа в море — это где-то в другой далекой-далекой галактике, а теперь стало понятно, что это вполне достижимо. Конечно, просто так на судно не устроишься, нужна куча документов: загранпаспорт, паспорт моряка, мореходная книжка, учебный диплом, рабочий диплом, множество сертификатов. Чтобы получить одно, нужно другое, и так шаг за шагом. И вот я отправился в Питер добывать эти "артефакты", как Танос — камни бесконечности.

Попрощались с женой, слез было много, когда вернусь — непонятно. Теперь вспоминаем и улыбаемся. Курсы продолжались три месяца, потом предстояло еще несколько месяцев практики, то есть мы настраивались минимум на полгода расставания. Но в Питере я нашел работу, все закрутилось, в итоге спустя месяц жена и дочь приехали ко мне, там мы отметили наш лучший Новый год, а ведь готовились к долгой разлуке.

Но вот я отучился, отправился на свою первую практику, а жена и дочь — в наш родной город. Тогда мы расстались на четыре месяца. Сейчас я хочу уйти в рейс сразу на шесть месяцев, чтобы повысить квалификацию.

Моя доченька пока слишком маленькая, чтобы понимать, куда я уезжаю. Ей три года. Впрочем, по рассказам жены, порой доходит до истерик. Однажды дочь оделась, сказала "папа" и просила открыть дверь. Наверное, собралась искать меня.

Юрий Проказов, Новороссийск

Я живу в портовом городе Новороссийске. Отец был моряком, меня родные тоже уговорили поступать учиться на штурмана. Мне нравится такая работа: полгода там, полгода тут. И зарплата в море, конечно, нормальная, вполне хватает, чтобы спокойно жить в отпуске, хотя со скуки все равно ищешь себе какую-нибудь халтурку.

© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваСудно в порту

Судно в порту© Фото : из личного архива Михаила КондратьеваСудно в порту

Ухожу, как правило, на полгода, плюс-минус два месяца. С супругой я познакомился уже моряком, так что она знала, на что идет. Конечно, когда я ухожу в рейс, у нее случается небольшая истерика. Однако с каждым разом она все спокойнее воспринимает мои отъезды, хотя и говорит, что к этому невозможно привыкнуть. Ребенку пока только полтора года, он еще мало что понимает. Но по себе могу сказать, что для меня не было трагедией, когда отец уходил в рейс, зато было очень радостно, когда он возвращался. Мать объясняла нам с братом, где папа и почему его нет.

Некоторые уверены, что у моряка в каждом порту по жене, это полный бред. Молодые и неженатые иногда ходят по женщинам, но чаще всего на это не хватает времени. На танкерах, например, всего сутки дается на погрузку — выгрузку, из этих суток у тебя восемь-двенадцать часов вахты. Плюс, может быть, прием продуктов, на это тоже нужно время. Изучение новых стран — тоже миф. Изредка получается выбраться в город, однако в основном все едут в супермаркет закупиться, на островах можно попробовать сходить на пляж. Плюс доехать до центра попросту дорого, такси, бывает, обходится в 20-30 долларов.

Похожие новости
Последние новости
Back to top