logo

Максим Дунаевский: «Надеюсь, никаких битв за имущество с моей бывшей женой не будет»

Максим Дунаевский: «Надеюсь, никаких битв за имущество с моей бывшей женой не будет»

Знаменитый композитор, которому в январе исполнилось 75 лет, рассказал, как после развода с Мариной Рождественской будет решен самый болезненный житейский вопрос [эксклюзив kp.ru]

За Максимом Дунаевским закрепилась слава не только сердцееда, но и благородного мужа, который после развода оставляет своим бывшим все, что нажито непосильным трудом. Так ли это на самом деле или нет, трудно сказать, но ни одна из женщин, на которых был женат любвеобильный композитор, не упрекнула его в крохоборстве и жадности.

В начале года, как гром среди ясного неба, разнеслась новость о разводе Дунаевского с его седьмой женой Мариной Рождественской. В браке они прожили почти двадцать лет. Есть у них общая дочь Полина и дочка Рождественской от предыдущего брака – Мария, к которой Дунаевский относится как к родной.

То ли в силу возраста, то ли в силу того, что в браке с Мариной, самом продолжительном в его жизни, он заработал и приобрел солидную недвижимость, имущественных споров на этот раз скорее всего не избежать. Хотя бы по поводу большого загородного дома с четвертью гектара земли и капитальной баней в подмосковном Алабино. Всего 20 минут езды от Москвы по Киевскому шоссе, а вокруг – корабельные сосны, белки и ежики.

Свой загородный дом Дунаевские обустраивали с большой любовью. И обоим он дорог. Каждый хотел бы в этом доме остаться. Но как это сделать, если супруги уже развелись? На эту щекотливую тему мы поговорили с Максимом Исааковичем.

- Разделить дом пополам невозможно. Пилой распилить его что ли? - говорит композитор. - Для меня очевидно одно: продавать его невыгодно. Сейчас выгодно покупать, что мы и собираемся сделать, подберем какую-то альтернативу. Мы с Мариной нормально общаемся, надеюсь, сумеем договориться, чтобы все были довольны. В конечном счете, дом найдет своего хозяина, я им останусь, или Марина…

Сейчас я живу в нашей огромной квартире на Ленинском проспекте. Марина живет в Алабино. Одну квартиру я подарил нашей дочке Полине. В другой квартире живет вторая дочь. Есть и зарубежная недвижимость. Никаких битв за имущество, надеюсь, не будет. Но это непростой и долгий процесс. Марина – близкий, родной для меня человек, мы прожили в браке 20 лет. До конца жизни я буду ей помогать.

- Если Марина сейчас живет в загородном доме, может быть, логично ей этот дом оставить?

- Отдать дом – это самое простое решение. Но тогда возникнет другая технический проблема: как и кто это будет обслуживать. Даже сейчас, когда мы уже в разводе, я полностью оплачиваю все траты: людей, которые наш дом охраняют и живут там. У нас есть садовник, несколько домработниц, шофер… Кто им будет платить в дальнейшем? Кто будет платить налоги, если загородный дом будет уже не мой? Эти вопросы надо решать.

Домом всегда занимался я с помощниками. Марина этим вопросом не ведала. Принять такой «подарок» - это взвалить на себя огромную ношу. Даже небольшая дача непрерывно сосет деньги и энергию. Без постоянных серьезных вложений такой дом, как наш, быстро придет в упадок. Человек, который никогда этим не занимался, просто сойдет с ума все это содержать и поддерживать. И довольно скоро придет к однозначному выводу, что его надо продать. И продаст… за бесценок. В результате не будет ни дома, ни участка, ни денег.

- Ваши другие жены были более самостоятельными женщинами?

- Они были самодостаточными женщинами. Я им мог только моральную поддержку оказать. В случае с Мариной придется помогать во всех смыслах. Она хоть и музыкант по профессии, но, живя со мной, не работала. Сейчас ей начинать трудовую деятельность, наверное, уже поздно. Не говоря о том, что найти работу, которая бы обеспечивала ей такой же уровень жизни, какой был со мной, нереально. Но я постараюсь сделать все, чтобы после нашего развода она не чувствовала себя ущемленной.

- Когда вы развелись?

- Еще в ноябре прошлого года. Это журналисты приврали, что Марина узнала о нашем разводе недавно из телепередачи. Она знала об этом давным-давно, еще, когда я заговорил на эту тему, мол, ситуация уже неприличная: мы не живем вместе, на мероприятиях я появляюсь один. Потом стал появляться вместе с Аллой (новой любимой женщиной Дунаевского – Ред.)…

- Как Марина на ваши слова отреагировала?

- Был разговор, огорчение, слезы. Любая такая история положительных эмоций не вызывает ни у одной из сторон. И все-таки мы с Мариной сумели сохранить уважительные отношения друг к другу. Надеюсь, так будет всегда.

- А дочки?

- Они тоже расстроены. Но они уже взрослые, у них своя жизнь. Мы встречаемся, часто общаемся вчетвером с девочками и с Мариной. Иногда большой компанией – с дочками и их молодыми людьми.

- Не так давно вы рассказали, что у вас появилась любимая женщина Алла Новоселова - музыковед, доцент музыкально-педагогического института им. Ипполитова Иванова. Как говорит писательница Виктория Токарева, талант – это всегда сексуально. То есть привлекательность мужчины, независимо от его возраста, - в его таланте. Чем может заинтересовать женщина, чтобы мужчина оставил семью, чтобы бросился как в омут с головой в новые отношения даже в 75 лет?

- Однозначного ответа не существует. Есть вещи, которые трудно сформулировать. Проблемы в нашем с Мариной браке назревали давно. Не потому, что у меня появилась другая женщина. Просто образовался психологический вакуум внутри семьи.

Мне очень важно, чтобы дома был покой и понимание. Это я искал последние лет десять. Марина замечательная женщина. Я ей благодарен за те годы, которые мы были вместе. Но у нее взрывной, эмоциональный характер. Я тоже бываю эмоциональным и вспыльчивым. У нас получилась такая итальянская семья. До определенного момента это было неплохо. Но к сегодняшнему своему возрасту мне хочется, чтобы дома был мир и покой. Мне просто это необходимо, потому что я себя чувствую стрелой, которая куда-то все время летит. У меня фантастическая занятость в работе. Кручусь буквально как белка в колесе. Как композитор я занят горазд больше, чем в свои яркие 70-80-ые годы, когда писал много музыки для кино. Тем не менее у меня оставалось время для безделья! Сегодня возможности побездельничать нет: я пишу театральную музыку, даю огромное количество концертов, руковожу московской областной филармонией, веду общественную работу. С Аллой я получил покой и понимание, хотя на 100 процентов ничто нельзя гарантировать.

ИСТОЧНИК KP.RU

Похожие новости
Последние новости
Back to top