logo

Сергей Маковецкий высказался о российско-украинских отношениях

Сергей Маковецкий высказался о российско-украинских отношениях

Во время сахалинского концерта актер перешел на мову

Сергей Маковецкий вспомнил об украинских корнях жителей Сахалина. Известный актер прилетел на остров в рамках фестиваля "Утро родины" и представил здесь автобиографический моноспектакль "Неслучайная встреча".

- Есть украинцы в зале? - неожиданно спросил Маковецкий.

- Есть, - отозвались зрители.

- С якого миста? С Кыева? С Николаева? - обрадовался актер и перешел на мову.

Маковецкий вспомнил об Украине во время рассказа о фильме "72" метра, где он сыграл главную роль врача Черненко. "У меня, как у Черненко, мать - украинка, отец - неизвестно кто", - рассказал Маковецкий. По его словам, писатель Валерий Залотуха создавал роль Черненко специально для него и, в тайне от Сергея, позвонил его жене, чтобы узнать: какая песня у актера любимая. Так в фильм вошел знаменитый эпизод с исполнением украинской песни:

Як робив же я у пана

Та й другеє літо та й літо -

Заробив же я у пана

Качечку за літо.

Приговаривая "эту песню не убьешь, могу до утра петь", актер исполнил "качечку" несколько раз на бис. Но на этом украинская тема не завершилась. Рассказывая о "Ликвидации" Урсуляка, где он сыграл роль одессита Фимы, Маковецкий признался в любви к Одессе.

- Мы, когда были молодыми артистами, есть ходили не в ресторан, потому что денег не было, а на привоз. Там все давали пробовать вот такими кусками: "ешь сыночек, ешь". И мы ели: сначала мясо, потом творожок, потом морковка корейская, а потом - семачки. И, счастливые, уходили работать, - ностальгировал Маковецкий.

Несмотря на нелюбовь к рассказыванию анекдотов со сцены, артист позволил себе два одесских анекдота и резюмировал:

- Одесса - уникальный город. Вас там так оскорбят, вы даже не почувствуете.

Актер дал зарок не говорить ни слова о политике, однако не сдержался:

- Я не понимаю, что происходит, братцы. Скажу вам честно, не люблю я эту политику и политиков. Единственное, во что верю - что мудрость человеческая восторжествует. Все мы находимся в маленьком шажке, оступимся - и все... Но пусть это будет не про нас. Нам нечего делить. Дай нам бог счастья и любви.

В завершение спектакля Маковецкий сделал и еще одно признание, впервые рассказав о том, как бы хотел встретить старость:

- Я бы мечтал о старости, которая была у Зельдина. Чтобы в сто один год - петь на сцене "Это я, человек". Или как Этуш - в девяносто восемь играть даму.

Похожие новости
Последние новости
Back to top