logo

«Мы всем покажем его ожоги»: сын Алибасова вместе с врачами Склифа представит доказательства отравления отца

«Мы всем покажем его ожоги»: сын Алибасова вместе с врачами Склифа представит доказательства отравления отца

В интервью kp.ru Бари Алибасов-младший от начала до конца рассказал хронику страшных событий [видео, эксклюзив kp.ru]

Со вчерашнего дня окружению Бари Алибасова приходится отвечать на обвинения в инсценировке отравления «Кротом». Накануне сразу два врача заявили «Комсомольской правде» о серьезных нестыковках в истории Бари Каримовича - это и ранняя выписка, и самостоятельное питание после ожога пищевода, и потеря памяти после медикаментозного сна. «Комсомольская правда» дозвонилась Бари Алибасову-младшему с единственным вопросом - может ли семья предоставить выписку из Склифа, чтобы раз и навсегда поставить точку в этом вопросе.

- Я проснулся от звонков, можно сказать, этот скандал меня и разбудил, - с ходу признался Бари Бариевич. - Даже отцу ещё не успел позвонить, последний раз общался с ним вчера вечером. Он говорит: сынок, отвали, у меня тут шок, я смотрю телевизор.

Поверьте, все, что сейчас происходит, это изначально рекламная кампания Марият Мухиной и ее клиники. Очень хитрая и мудрая женщина. Вот она и решила превратить ситуацию в фарс.

- А почему вам просто не предоставить выписку из Склифа? У вас есть вообще эти документы?

- Конечно, они есть. Склиф же должен документацию вести – что, где, почему, куда. Я просто не думал, что вопросами документов из Склифа надо будет заниматься и кому-то чего-то доказывать. Сейчас поеду. Если вы свяжетесь с заведующим отделением, в котором был отец, это реанимация, токсикология, Михаил Михайлович его зовут, он вам все расскажет.

- Так они же не могут комментировать без вашего согласия.

- Я дам согласие, не проблема. Сегодня заеду в Склиф и дам согласие комментировать. Я вас сейчас расскажу все, как было реально. Я не думаю, что даже отец знает это. Туда же никого, кроме меня, не пускали. И документами я только занимался.

Итак, врач мне показывает отцовскую гастроскопию: вот его ожоги 2-й и 4-й степени. Поэтому все комментарии я давал на основании того, что я вижу экран телефона, который мне показывает заведующий гастроскопией и говорит: это желудок твоего папы. А там, действительно, трэш.

И вот утром сегодня я вижу, что в СМИ говорят: что за бред, при ожогах 4-й степени не живут. Захожу в классификатор ожогов, думаю, может, действительно, мне заведующий отделением наврал. Смотрю: есть такие ожоги, после них остается рубец. И отца был рубец на последней гастроскопии, там циркулярный ожог пищевода, который затягивается рубцом. Это означает, что это был ожог четвертой степени. Так что по ожогам информация правдивая.

Дальше пишут: почему Алибасов так рано выписался? Он не рано выписался. Вообще у него опасность летального исхода от непосредственного глотка ушла на четвертый день. На четвёртый день врачи говорили: он в ближайшее время уже точно не умрет, но мы его оставили еще на семь дней, потом ещё на два, тринадцать дней он в общем пролежал. Когда сходит струп болячки, то есть у него болячка заросла, говорят: все заросло. В итоге мы его в прошлый понедельник из Склифосовского забрали.

Ему прописали несколько уколов реабилитирующих. Мы попросили уколы сделать Марият Мухину, как друга семьи, которую мы приглашали в Склифосовского и которая сама разговаривала с заведующим. Она сама в больнице держала меня за воротник и сама, плача, говорила мне: держись, с папой все будет хорошо. Поэтому меня ее цинизм очень сильно по сердцу режет. Потому что именно к ней я дрожащей рукой обращался, я у нее спрашивал: что, врачи врут-не врут?Насколько с отцом действительно все плохо? Она говорила: действительно, плохо, но все будет хорошо в итоге.

Что происходит дальше? Мы ее просим поставить укол. Если я не ошибаюсь, во вторник, то ли в среду на прошлой неделе, она приезжает к нам. И к моему удивлению, она к нему приезжает с адвокатом, когда отец еще не в адекватном состоянии, представляете, человек еще из-под седации не вышел.

Представляете? Как раз в тот день, когда я уехал на похороны бабушки и не мог проследить за отцом. И в этот момент Марият с адвокатом начинают просить у отца документы на квартиру. У отца же есть одна из квартир, которая на него не оформлена... И мне Мухина говорит: я хочу, чтобы мой адвокат решал этот вопрос. Он очень классный, здоровский, давай его с папой познакомим.

Может быть, что она просто решила впихнуть ему своего адвоката, пока он не в себе? Ведь двумя днями ранее она мне сказала следующее: ни в коем случае не отдавай Бари ни в какую больницу сейчас, потому что есть такие врачи, которые заставляют своих пациентов квартиры переписывать. А раз у вас такая ситуация, это будет очень опасно. И после этого сама же приходит с адвокатом! Естественно, ее выгнали из квартиры в этот момент незамедлительно. И она как только вышла, подняла бучу, мол Бари Каримовича не так лечат, помощники плохие, сын плохой, а никакого отравления и вовсе не было...

Так или иначе, сегодня окружение Алибасова обещает представить прессе документы из института Склифосовского - возможно, после этого вопросов к Бари Каримовичу станет меньше.

Похожие новости
Последние новости
Back to top