logo

Шоумен Олег Гаркуша: «Лабутены» - дурацкая песня, клип - классный, а Шнур - вообще гений!»

Шоумен Олег Гаркуша: «Лабутены» - дурацкая песня, клип - классный, а Шнур - вообще гений!»

На гастролях в Воронеже солист «АукцЫона» рассказал, какую группу слушал аж два раза подряд, как его соленые грибы едят вместе с банкой и какой на самом деле Данила Козловский

9 апреля в Воронеже выступает группа «АукцЫон». Три с лишним десятилетия питерский коллектив, созданный Леонидом Федоровым, радует поклонников своим творчеством. Выступления «АукцЫона» – это постоянные эксперименты и импровизации на сцене, узнаваемое с первых нот звучание, веселые и жизнерадостные песни, фонтаны творческого запала и невероятной энергии от забавного Олега Гаркуши. Накануне концерта шоумен рассказал «Комсомолке», что 1 июля у коллектива выходит новый альбом, но он знает про него только, что записывался на Мосфильме, называется «На солнце», что там восемь песен по 10 минут каждая. А большего и не может сказать, потому как не принимал в записи участия. Зато мы поговорили о грибах и закрутках, «лабутенах» и гениальности Шнура, кто Гаркушу цепляет из молодых музыкантов и как на заграничных гастролях фанаты лазили в окна к «АукцЫону».

ЗА ГРАНИЦЕЙ ПОКЛОННИКИ ЛЕЗЛИ НА НАШ КОНЦЕРТ ЧЕРЕЗ ОКНО

- Олег, ностальгия по раним вещам не мучает?

- Это молодость, а молодость - замечательное состояние и, конечно, хотелось бы туда вернуться. Несмотря на то, что сейчас многие говорят, что в то время жилось плохо. Да замечательно жилось, время было суперское, несмотря на определенные трудности – не было инструментов, репетиционных точек, но все выкручивались. А сейчас все есть, а души в песнях молодых коллективов я пока не вижу. Хотя они считают себя гениальными, знаменитыми… Есть молодежь, которая пытается делать что-то, похожее на «АукцЫон», но как правило, это не совсем получается, потому что человек, который дает песни, должен быть Леней Федоровым или круче него. Но честно признаться, я таких пока не видел.

- А вы кого слушаете?

- Никого. На даче, когда вожусь в огороде, слушаю диски, которые мне дарят во всех городах, но честно признаться, больше 1-2 песен не интересно. Единственное исключение – группа 25/17. Их диск «Русский подорожник» я два раза подряд послушал – это для меня крайне удивительно, меня зацепило.

- А раньше, помнится, чтобы попасть на концерт раннего «Аквариума», вы носили колонки…

- Было дело, в самом начале, когда Борис еще работал сторожем, него была восточно-европейская овчарка, была зима, он в тулупе… А я был на курсах ди-джеев, мы пришли к нему задавать какие-то вопросы. После обменялись телефонами. Я с ним сдружился, и чтобы попасть на концерт, я таскал колонку и провода к ней. На второй концерт я был «светооператором» - дал световику «взятку» бутылкой водки, чтобы он меня пропустил на концерт.

- А на какие ухищрения идут поклонники, чтобы попасть на ваш концерт, когда у них нет денег?

- Раньше пролезали по трубам, через подвалы. На Западе, то ли в Германии, то ли во Франции, был случай, когда к нам лезли в открытое окно гримерки.

- Вам нравится за границей?

- Мне не нравится там жить. А выступать везде нравится. Я бы с удовольствием выступил в Японии, Корее, но не зовут.

ШНУР ЗНАЕТ ЧТО, КАК, ГДЕ И КОГДА СДЕЛАТЬ

- Как вы объясняете: почему именно альбом «Птица» у вас выстрелил, а не более ранние?

- Ну как объяснить успех… Есть вещи, которые не объяснить вообще. Как выстрелил Игорь Растеряев со своими «Комбайнерами»? Ну ради смеха делал. И Налич также. Вот написались такие песни. Так же, как у Шнура дурацкая песня про лабутены выстрелила, хотя не думаю, что они возлагали на нее какие-то надежды, просто сделали клип хороший. Ну а песня… ну такая… дурацкая песня. Но это не говорит, что это плохо. Шнур - гениальный человек, во всем. И пиарный человек, он знает: когда, где, что и как сделать. Поэтому, думаю, у него все будет хорошо во всем.

- Вы же тоже приложили руку на его пути к успеху.

- Леня Федоров продюсировал его первый альбом «Пуля». Я очень давно представлял группу «Ленинград» в одном кафе, когда они только начинали. А потом, когда был арт-директором в «Сайгоне», они там играли, это лет 15 назад было.

- На вашем фестивале «Гаркундель» засветились и Billy’s Band и «Ночные снайперы».

- Успех коллектива зависит от многих вещей. Прежде всего, должен быть талант, харизма, драйв – это самое главное. Потом – нужно попасть в нужное время в нужное место. Если эти два условия пересекутся, тогда может что-то получиться. Записи «Ночных снайперов» на «Наше радио» с разных сторон посылали. А Миша Козырев просто выкидывал их в ведро. Но каким-то непонятным образом какая-то песня все-таки попала к нему. Потом он стал говорить, что «Ночные снайперы» – его любимая группа. В общем, здесь не угадаешь, успех приходит по-разному. Коллективы бьются-бьются, бьются-бьются, а потом раз – и успех. Группа 25/17, если не ошибаюсь, лет 10-15 выступала, тоже не сразу стала популярной. Сразу ничего не бывает. Минимум пять, а может и 10 лет пройдет, чтобы группу заметили.

- Не жалеете, что в свое время отказались от сотрудничества с Айзеншписом?

- Шутите? Где Сташевский, где «Технология»? Цоя не он засветил. Когда Айзеншпис стал директором «Кино», группа уже была известной, собирала стадионы. Их любили. И я очень люблю «Кино» и Цоя. Но там палка о двух концах - с одной стороны, классно, когда много концертов, когда машины с темными стеклами, сигареты дорогие. Это все замечательно. Но все-таки для артиста сытость - не всегда хорошо.

- Вы собирали средства на создание центра «Гаркундель», в какой стадии проект?

- Практически в стадии завершения. На ремонт почти набрали денег, на аппаратуру еще нет. Центр строится уже третий год. Потому что ребята-волонтеры у меня работают только раз в неделю. А делается это на деньги, которые мы собираем с «Гаркундельфеста». В мае будет уже 5-й фестиваль. Вот с него будем собирать деньги, чтобы достроить «внутренности» и обеспечить центр аппаратурой. Это помещение я ждал около восьми лет, вел переписку с питерскими чиновниками. Дали совершенно «убитое» помещение – без воды, света, с дырками в стенах. А сейчас уже красота. Музыканты, которые по тем или иным причинам не смогли участвовать в концертах, тоже дают денежки - Петя Мамонов, Сережа Шнуров дал. Неважно сколько. Даже если бы Шнуров дал рубль, все равно это было бы классно. От артистов помощь была - Хабенского, Данилы Козловского, с которым я приятельствую, это только кажется так по телеку, что он гламурный, а он нормальный. Есть хорошие добрые люди, их больше чем плохих.

ФИЛЬМЫ БАЛАБАНОВА ВСТАВЛЯЮТ, В ОТЛИЧИЕ ОТ КАРТИН ГЛАМУРНЫХ РЕЖИССЕРОВ

- В прошлый приезд вы нам говорили, что в кино любите исполнять роли без слов и не считаете себя актером. Тем не менее, Алексей Балабанов в фильме «Я тоже хочу» дал вам главную роль, хотя у него был выбор...

- Роли без слов - мои лучшие роли! Я считаю себя никаким актером. В фильме «Я тоже хочу» изначально планировалось снимать Бутусова, но он выставил несколько требований, в том числе, чтобы никто не пел. Он отпал. Потом возник Сережа Чиграков, но у него много концертов, он тоже отпал. Потом по каким-то причинам отпал Глеб Самойлов. Остановились на Лене Федорове, я ему безумно завидовал, но у него заболела жена. А до съемок осталось 10 дней. И каким-то божьим промыслом возникла моя кандидатура. Попасть к Балабанову да еще на такую классную роль, практически без слов, это дорогого стоит.

- Вы с ним подружились?

- Не сказал бы так, но встречались несколько раз. За день до его смерти были на фестивале, где ему вручили очередную премию, после церемонии пошли в кафе, было очень жарко, у него давление, еле выбрали местечко, где попрохладнее. У него была новая идея фильма, он написал сценарий. Для меня там была роль очень интересная - любовника Ренаты Литвиновой. А на следующий день Леша умер. Обидно, конечно: такого режиссера никогда больше не будет. Леша, он из наших, настоящих. Его за известного человека никто не воспринимал - пивной ларек, баня, он в косухе и тельняшке. В отличие от гламурных знаменитых режиссеров. Да, фильмы Леши неоднозначны, но они все «вставляют» – и «Кочегар», и «Брат», и «Груз 200», «Мне не больно», «Счастливые дни». Если о фильмах говорят, хорошо ли, плохо ли, значит, есть интерес. А если не говорят, значит, и интереса нет, и фильмы с режиссерами – так себе.

- Сейчас предлагают сниматься?

- На днях будет два странных съемочных дня - короткометражка, я по сюжету музыкант, 57 лет мне, и родители сдают меня в дом престарелых. Слов немного. Но я и не стремлюсь быть Данилой Козловским. Есть предложения – хорошо, нет – ну и нет.

- Сами когда-нибудь отказывались от ролей?

- Есть предложение, в сюжете что-то дореволюционное, режиссер Констатин Богомолов. Что-то типа «Неоконченной пьесы для механического пианино». Но текста очень много, и я себя там не вижу ни в какой роли. Мне это неинтересно, откажусь.

СТЕСНЯЮСЬ ЕЗДИТЬ БЕЗ БИЛЕТА – КОНТРОЛЕРОВ БОЮСЬ С ДЕТСТВА

- Вы уже 20 лет не пьете, как удалось справиться с зависимостью?

- Меня уломали. У меня было безвыходное состояние: в семье было не очень хорошо, из группы меня хотели гнать, хотя мне было по барабану - алкоголику все равно. Алкоголик – эгоист, ему главное - чтобы было выпить. Меня отправили в Америку в общество «Анонимные алкоголики». Перед тем, как поехать, со мной встретились американцы, которые уже не пили по 20 лет. Рассказали свои истории, как пили, как не пьют. Сказали, что оплатят 20 тысяч долларов, чтобы я вылечился. Я сказал: «А можно мне деньгами?» Они рассмеялись: пропить 20 тысяч долларов для алкаша - неделя. Я думал-думал, спросил: «А пиво будет? А девушки?» - «Да». Согласился. Перед этим жена купила мне джинсовую куртку с лэйблом «Америка», подумал, ну точно – знак. Неделю перед поездкой пил нещадно, меня забрали в вытрезвитель, в аэропорту тоже пил. А на следующий день проснулся в раю - бегают ежики, белочки, козочки. Заповедник между Вашингтоном и Балтимором, бывший особняк Монро или Кеннеди. Витаминчики, воздух, программа, с утра до вечера читаешь…Сейчас я являюсь членом попечительского совета «Дома надежды на горе», где лечат зависимых. Я регулярно туда привожу музыкантов, чтобы они играли для людей, которые хотят избавиться от пагубной привычки. Есть зависимые, есть генетический алкоголизм, есть приобретенный. И это неизлечимая болезнь. Нужно вовремя остановиться, вылезти из капкана крайне сложно. Нужно прислушиваться к советам тех людей, которые не употребляют алкоголь. По себе знаю, самая лучшая программа реабилитации – у общества «Анонимные алкоголики». Есть определенные шаги, нужно их соблюдать.

- Вы в этом году отметили 55-летие, а на сцене все с ребячьим задором прыгаете. Как удается его сохранять?

- Хотя мне 55, но я себя ощущаю на 14. В поликлинику заходить боязно, стесняюсь ездить без билета, контролеров боюсь с детства. Мне почти всегда не хочется никуда ехать, хочется лежать на диване. Но я понимаю, что коллектив доставляет радость, счастье. Это очень важно. Для людей это кайфово, и мне тоже. Сложно описать свое сценическое состояние - оно космическое. Это ребячий восторг, радость, драйв и так далее. Я люблю дурака валять. Сейчас молодежь есть такая серьезная. Зачем? Я иду - все улыбаются: идет идиот, в хорошем смысле слова. У нас Питер - большая деревня, все друг друга знают, здороваются. Идет семейство, отец говорит сыну, мол, сладкое есть вредно, а тут я мимо прохожу, и он: «Правда, дядя Олег?». И я отвечаю: «Правда-правда». А сам прихожу домой и ем на ночь зефир с шоколадом. Главное - быть добрым, отзывчивым человеком, и к тебе потянутся такие же люди. У нас питерский народ очень добрый, дружелюбный. Вышел из метро и увидел лежащего мужчину-бомжа. К нему подходит другой мужчина и чисто по-питерски интересуется: «Извините, любезнейший, не подскажете, где здесь можно купить водку?». На что тот ему отвечает в том же духе: «Дорогой друг, зайдите за угол. Там вы найдете все, что нужно». Я на этот сюжет даже стихи написал. Летом на даче надо собраться с силами и написать новую книжку, потому что давно не было.

- А чем вы еще на даче занимаетесь?

- Стал заниматься огородом! В 20 лет меня было не заставить! А тут что-то я так подсел, мне так нравится. Сажаю зелень, огурцы, помидоры, перцы - мама рассаду дает или просто семечки в землю втыкаю и под парник. Вот сейчас моя задача - поставить забор. А то собаки достали: подползают под старый забор и все выкапывают мне. И еще капельный полив надо сделать. А то достало поливать лейками.

- Заготовки тоже сами делаете?

- Закрутками занимается моя супруга. А я люблю грибы собирать. И вообще в лес ходить. Это мой наркотик. Необычайное состояние... Мне однажды теща показала, как солить грибы. И с тех пор я делаю это сам. И все кто пробовал, говорят, у меня получается ни с чем несравнимо. Съедают прямо со «стеклом» - в смысле не могут оторваться от банки!

Благодарим за помощь в организации интервью агентство Art.Lab.

Похожие новости
Последние новости
Back to top