logo

Светлана Сурганова: «Мир подошел к опасной грани, за которой все может просто исчезнуть»

Светлана Сурганова: «Мир подошел к опасной грани, за которой все может просто исчезнуть»

«Рок-звезда» рассказала о своем новом альбоме, «воздушном» увлечении и почему миру нужен мир.

- Я люблю играть на контрастах, и новый наш альбом #МируМир - был выверенным ходом после акустического «Игра в классики». Полоса легкой музыки сменилась полосой сочной, тяжелой. Хотя это, конечно, не «Рамштайн», и не «Мьюз». Это первая пластинка, где я позволила некую рефлексию на более общие, философские темы, не завязанные на личной сентиментальности, лирике. Прежние альбомы в основном были о личностных переживаниях, взаимоотношениях. Теперь речь идет об общих вещах, потому что я поняла, мир подошел к опасной грани, за которой все может просто исчезнуть. Реально стало страшно, и я решила высказать свое отношение к тому, что сейчас происходит.

Чтобы в мрачную философию не впадать, я решила ближе к концу альбома позволить себе какие-то легкие, сентиментальные песни. Например, «Воздух». Как бы от мрака к свету. Это в принципе мое кредо жизненное – любые житейские ситуации рассматривать через призму позитива и стремиться к светлому решению любой проблемы.

«Только полеты смогут заменить мне музыку»

- Светлана, а что с вашим новым увлечением - полетами в аэротрубе?

- Это какое-то наваждение! Я подарила своему другу пару минут полета и, естественно, сама в этом участвовала. И все, подсела. Причем так, что поняла, что я бы хотела этим заниматься, возможно, потом. Конечно, музыка всегда будет, но вдруг что-то радикально изменится, и только полеты смогут заменить мне музыку.

Я даже подумала, не заняться ли мне этим профессионально, и стала брать профессиональные уроки с тренером. Меня учат летать, держаться на потоке, выполнять примитивные движения в аэротрубе. Уже десятки раз пересмотрен ролик чемпиона мира по фристайлингу Леонида Волкова в аэродинамической трубе. Его танец завораживает. Это очень эффектно и полезно для организма. Когда ты выходишь из аэродинамической трубы, чувствуешь, как за две минуты полета были задействованы все группы мышц, плюс прилив эндорфина, позитива. Ты выходишь с абсолютно здоровой психикой и обновленным телом. Только это очень дорого. Так что если у вас есть возможность, испытайте это на себе. Или найдите спонсора, друга, но обязательно испытайте!

- И все же музыка – основная ваша страсть на сегодня. Как вы начали писать, и что вас вдохновляет сегодня? Есть ли «кризис среднего возраста»?

- Как очень многие начинающие авторы, я рефлексировала на свои душевные переживания, как любой среднестатистический молодой автор, в свои 14 лет. Пубертат, гормональные всплески, и ты пытаешься как-то общаться с этим миром или сказать своему предмету обожания, как он для тебя дорог, как ты жаждешь общаться с ним, а он так далек и не обращает на тебя внимания. В 14 лет я начала писать такие вот «песенки» и на мое счастье в судьбу мою вошел Петр Малаховский, человек, который сформулировал мою музыкальную линию. Когда мы с ним познакомились, я училась в медучилище, а он там преподавал. Если бы вы его видели, то никогда бы не подумали, что он там что-то преподавал, а тем более историю КПСС!

Это был типичный хиппи с длинными сальными волосами, огромного роста, добрейшей души человек. Он и эта общественная дисциплина – были две совершенно не вяжущиеся между собой вещи. И вот в первый же конкурс комсомольской песни он меня заприметил. Мне было лень разучивать какую-то песню, поэтому я написала свою и она произвела фурор в училище. Петр меня заметил и предложил сотрудничество. Появился коллектив «Нечто иное». А дальше уже – «Ночные снайперы».

Сейчас помимо собственных каких-то переживаний, есть еще потрясающе красивая поэзия классиков, мной горячо любимых Цветаевой, Бродского, Ахматовой, Лорки, современных авторов Веры Павловой, Веры Полозковой, авторов-моих друзей Киры Левиной, Марины Чен. Все они дают мне огромную эмоциональную подпитку. Плюс ко всему у меня началась рефлексия по поводу того, что происходит в мире. Вот такая прекрасная составляющая наших песен вкратце.

«Кто мне даст 150 лет? Ну, даже 47, и то с натяжкой!»

- Вы очень жизнерадостный и жадный к жизни человек, каким артист и должен быть. Многие года вам пришлось бороться с онкологией. Что вам помогло преодолеть этот серьезный недуг?

- Ох, это было давно, 20 лет уже прошло. Все 125 операций, которые я перенесла, прошли в России. Ну, парочка госпитализаций была заграницей – одна в Португалии, вторая – в Гамбурге, в Германии. Да, были там всякие приключения. Но все вскрытия моего тельца были произведены на питерских столах, питерскими хирургами, очень качественно. Что помогло? Не мешать специалистам, не паниковать. Да, случилась ситуация, прими как должное и терпи, не мешай работать профессионалам. Ну, и конечно, друзья, от которых я получила колоссальную поддержку. И изначальная установка, которую можно сформулировать одним словом: «Неудобно». Ну, помирать как-то неудобно, капризничать неудобно, плакать неудобно.

- Вы не боитесь ответственности за все те идеи, которые заимствую из ваших песен поклонники?

- Наверное, нет, не боюсь, потому что я достаточно честна. У меня нет цели привлечь к себе внимание и заработать какие-то очки, смайлики, бонусы. Все, что я говорю, я говорю исходя из личного опыта, совершенно искренне и только тогда, когда меня об этом просят. Я не буду навязывать свое мнение. Но если меня спросят, я всегда отвечу, мне есть что сказать.

- Светлана, как вы готовитесь к гастролям? Говорят, у вас есть какая-то специальная гимнастика, плюс вы придерживаетесь здорового образа жизни?

- Меня иногда упрекают, что я все время говорю про гимнастику и гречку. Ну, кто не хочет делать гимнастику и кушать кашу, можете заливать себя пивом и объедаться гамбургерами. Это тоже путь. Но если вы спрашиваете меня, то мне это очень помогает. Эта гимнастика затормаживает процессы старения в организме. Ну, кто мне даст сейчас 150 лет? Ну, даже 47 так, с натяжкой! Я практикую ее пять лет, причем, иногда с пропусками из-за госпитализации в больницы, когда нет просто возможности делать ее. Я стараюсь гулять по городу, когда мы приезжаем на гастроли в какой-нибудь город. С удовольствием, когда есть силы, когда нет, заставляю себя. Как говорила моя бабушка Зоя Михайловна, которая была врачом, можно все, главное, умеренность.

«Я не ханжа, мне нравятся песни Лепса, Полины Гагариной, Меладзе!»

- Почему вы решили принять участие в проекте «Живой звук», там вроде бы песни не вашего формата?

- В этом проекте попадались песни, которые мне очень даже симпатичны. А мега-хит, который исполняют Лепс с Аллегровой, просто шедевральный. Меня это завораживает совершенно искренне. Я не ханжа, мне нравятся многие песни Лепса, Полины Гагариной, я считаю, что чета Меладзе – вообще фантастические мелодисты. Если я нахожу что-то интересное для себя и песню пропеваю, это, наверное, как-то облагораживает эту композицию.

- А как вам опыт в качестве актрисы?

- Это, конечно, с натяжкечкой - актриса. Я остаюсь, прежде всего, собой. И в случае, когда это было «Плаванье» по Бодлеру в переводе Марины Цветаевой. Собой же я оставалась, когда мы читали с Кирой Левиной в нашей авторской музыкально-поэтической постановке в Большом драматическом театре «Отношения», собой я оставалась, когда мы играли в спектакль в постановке Александра Цоя на рижской земле в дуэте со Светланой Иванниковой «Счастливая жизни». Конечно, до высокого звания актрисы я еще не доросла. Во мне нет никаких актерских навыков, все, что во мне есть – моя самость как таковая. Может быть, я этим и беру.

- Какой образ вы бы хотели примерить на себя?

- Пеппи Длинный Чулок. Обожаю этот персонаж и сказку!

- Рок-музыка всегда имела отчасти «политический замес», сейчас об этом многие забыли. Возвращаясь к вашему новому альбому #МируМир, как бы вы описали свое отношение к тому, что происходит в мире, в частности, в Украине и Сирии?

- Отчасти мое мнение прозвучало в некоторых строчках альбома и достаточно хлестко. Все вопросы нужно решать дипломатическим путем и стараться не вмешиваться на территорию соседних стран, не нарушать ранее данных обещаний и соглашательств. Я не могу себя назвать политически грамотным человеком и многих нюансов не знаю. Составить объективную картину сейчас, наверное, мало кто может даже из профессиональных политиков. Я категорически против гибели мирных жителей. И больше взываю к человечеству как к таковому, подумать о той перенасыщенности, которая сейчас царит в головах. Мы перестали дифференцировать информацию. Мы очень зашлакованы во многих смыслах, информационно в том числе. Нужно пробудить в себе внутреннего цензора, который позволит сохранять общечеловеческие гуманистические идеи, не поддаваться нарастающему деструктивному началу. У меня ощущение, что сейчас все идет на самоуничтожение, это очень пограничная ситуация. И всеми силами душевными хочу призвать людей к здравомыслию, остановить этот очередной бред.

Похожие новости
Последние новости
Back to top