logo

Сергей Шнуров: «Мне что шампанское с икрой, что сосиски с макаронами – я жареную колбасу люблю!»

Сергей Шнуров: «Мне что шампанское с икрой, что сосиски с макаронами – я жареную колбасу люблю!»

На гастролях в Воронеже эпатажный артист удивлял нарядом и рассказал, почему боится смотреть фильмы, что использует в качестве шифоньера под обширный гардероб и чем велик Тарантино

13 мая Воронеж снова поставил на уши Сергей Шнуров. Группировка «Ленинград» собрала в Event-Hall более 3000 фанатов. Отрывались так, что стоптали не одну пару обуви и оторвали дюжину каблуков.

В Воронеж Шнур пожаловал в благостном настроении и офигительном прикиде. О шмотках, кризисе и жареной колбасе «Комсомолка» поговорила со звездой эпатажа.

ИГРАТЬ ТРУП – МОЕ ПРИЗВАНИЕ

- 8 мая вы выступали в Риге. Как там настроения – к русским негативно относятся?

- Там к русским сложно плохо относиться – их там 50 процентов. Они очень шумно отмечали День победы – был бесплатный концерт 500 групп, который закрывали ДДТ и Кустурица. А говорят, что в Риге парадов нет! Меня мэр позвал в свою резиденцию. Я был удивлен, увидев, что у него в кабинете живут два кота – как это по-человечески!

- Вы сами-то 9 мая как отпраздновали?

- Конечно, дома. С рюмкой традиционно.

- В конце апреля в прокате стартовал фильм «Приличные люди» с вашим участием. Как вам снималось?

- Сниматься понравилось – было не трудоемко. Играть трупа – это, мне кажется, вообще мое призвание!

- Вы считаете, роль вам удалась или все же есть за что себя покритиковать?

- Не за что! Я себе понравился. Это редкий фильм с моим участием, который я посмотрел до конца.

- На какую роль вы бы не согласились ни за какой гонорар?

- Не знаю, да не бывает таких ролей. Все зависит от режиссера, от конкретного общения: мне может не понравиться, как человек разговаривает – и я могу отказаться от роли. Таких полно – я отказался больше, чем снимался.

- Вы производите впечатление человека умудренного опытом и пофигиста по жизни. Что из современных реалий вас трогает за душу?

- Зачем так сразу в крайности кидаться: не бывает людей энтузиастов или увлеченных на 100 процентов. Так же как и тех, кому не пофиг или пофиг. И что значит «трогает за душу»? Может у меня вообще души нет. Я еще не понял.

- Что может вызвать у вас слезы?

- Что-то может. Я плачу по непонятным поводам, но не помню, когда это было последний раз. Может растрогать что-то незначительное. Кино специально я не смотрю, я человек, давно живущий без телевизора, поэтому у меня нет иммунитета – если что-то покажут, я же поверю! Те, кто смотрит кино много и часто, перестают верить – неважно, убили кого-то или поимели. Поэтому я кино не смотрю, боюсь.

- А к событиям, вызывающим большой общественный резонанс, например, к скандалу с закрытием оперы «Тангейзер», как относитесь? Танец девочек-«пчелок» вас волнует?

- Я же не видел «Тангейзера». А так… все это глупости. Почему это должно меня волновать? Глупость - это нормальный фон, 99 процентов людей - идиоты. Так почему они должны меня волновать?

- Что для вас значит пошлость?

- Я пытался разобраться, не знаю. Дело в том, что в ХХI веке, во времена победившего постмодерна, сложно сказать, что такое пошлость. Она может являться художественным инструментом. Тарантино пошл, но тем и велик.

КРИЗИС – НЕ ОСТАНОВКА ЖИЗНИ, ЛЮБИТЬ НЕ ПЕРЕСТАНЕМ

- Кризис на вас сказался?

- На моем сознании нет, кончено. И на финансах тоже пока нет. Мы жили в те времена, когда нефть стоила 6 долларов, и от этого солнце не переставало светить. Влюбленные не переставали любить друг друга, разведенные – не переставали ругаться. Кризис – не остановка жизни.

- А если представить гипотетически, что сейчас отменятся все ваши концерты и корпоративы, чем будете зарабатывать?

- Много способов. Но это даже гипотетически невозможно. Это же очень много людей должно исчезнуть с планеты, а не только русскоязычное население, чтобы отменились мои концерты. Я реалист.

- На супругу Матильду будете надеяться? Как поживает ее балетный бизнес, она же на днях вторую школу открыла?

- Все хорошо.

- Вы даете ей советы по поводу бизнеса?

- Я не считаю себя глупым человеком. Обычно они дают советы.

- Вы ей помогаете деньгами?

- Не знаю. Наверное, да. Я просто деньги сгружаю в тумбочку и все. Я не интересуюсь, куда она тратит.

- Лишние сережки может себе купить?

- Я думаю, они у нее все лишние!

НЕДВИЖИМОСТЬ – ЭТО КВАРТИРА СО ШМОТКАМИ

- Вы постоянно поражаете нас своими нарядами (подробнее Сергей Шнуров похвастался нарядом в стиле «лакшериалкаш»). Следите за модой? Зависите от брендов?

- Можно следить за модой, можно не следить. Но нужно понимать, что мода следит за тобой. Но я человек брендонезависимый. Мне без разницы, в каком магазине купить. И кто это сделал. Есть люди, которые не могут носить вещи неизвестных марок. Мне пофиг. Если я вижу какой-то крайний идиотизм, типа вещи кислотного цвета, мне без разницы, кто это сделал.

- У вас обновок много, получается, вы часто ходите по магазинам, чтобы найти-то этот идиотизм?

- Когда приезжаем на гастроли, обычно за день до концерта, – что делать-то? В музеях я довольно быстро устаю от живописи, мне достаточно одного этажа, это на час-два. А дальше что делать? Ну на ресторан еще два часа потратим. А в остальное время - по магазинам. У вас не ходил, потому что только из Лондона вернулся, после него как-то странно в Воронеже на шопинг пойти. Свои вещи моей линии ношу тоже. Принты придумываю сам. А выкройки делают специально обученные люди.

- На какой слой населения ваша одежда ориентирована?

- Футболку я придумал для тех, у кого есть туловище.

- Раньше вы как-то не были замечены в стиляжных пиджаках- ботинках...

- Люди просто меня мало видели. С тех пор, как я завел Инстаграм, многие увидели, в чем я живу.

- И где хранится вся эта большая коллекция одежды?

- Еще со времен, когда Сергей Соловьев снимал фильм «Асса-2» (он тогда спросил, есть ли у меня какие-то вещи для съемок), у меня была специальная квартира, где висели непонятные шмотки. Я называл это «недвижимостью». Я их практически никогда не носил - от генеральских шинелей до каких-то невероятных шляп с перьями. Квартиру я потом продал, вещи перевез в другую.

- У кого одежды больше - у вас или у Матильды?

- Мне кажется, что у нее, ей кажется, что у меня. Это нормально.

- Вы критиковали женщин, которые злоупотребляют ботоксом, называя их «аватарами». А жене бы разрешили что-то скорректировать или будете ее любить в любом образе?

- Аватар - это не критика, это факт. Не знаю, позволил бы жене или нет. Вся эта коррекция внешности, эти стандарты красоты… Через пять лет они будут иными. Выковыривать ботокс будет уже сложнее, нежели, чем его вставить.

МЕНЯ В ОТОРОПЬ ПРИВЕСТИ СЛОЖНО

- Вы серьезно выдвинули инициативу не продавать алкоголь людям без высшего образования?

- Ну как всерьез? Люди без интеллекта разрушают то, чего и так мало. Люди с интеллектом, мне кажется, могут выстоять в этом противостоянии. Такой закон - он шутливый, но находится в рамках вот тех шутливых законов, которые по-настоящему принимаются. До меня долетает что-то невнятное совершенно. Борьба с кружевными трусами, к примеру. Чем она закончилась, не знаю. Мне кажется, как раз все эти законы принимаются для того, чтобы мы их обсуждали, а больше ни для чего. Поэтому, чем меньше мы их будем обсуждать, тем меньше будет толку от них.

- После того, как вышел закон о запрете мата на сцене, все стали за вас волноваться – как вы справляетесь на гастролях?

- Я прочитал закон. За использование полагается штраф. Концертная программа будет стоить мне 2000 рублей.

- Платили?

- Были попытки. Но я столько плачу за квартиру, что мне кажется, туда входят эти 2000.

- Вы не раз говорили, что считаете себя тунеядцем. Вы ловите от этого кайф?

- Я не работаю. Не воспринимаю свой труд как работу. Я занимаюсь тем, что мне интересно. У меня нет дня выдачи зарплаты, отпуска, у меня много чего нет, что сопровождает жизнь человека работающего. Я, по-моему, года с 99-го не работаю. Поначалу было не по себе, когда у тебя нет никаких социальных гарантий. Человек любит какую-то определенность. Для меня это было довольно серьезным решением, что я не буду работать больше никогда.

- Планируете какие-то музыкальные эксперименты в группе, например, сделать программу с симфоническим оркестром?

- Это уже делали все. Мы не экспериментирует там, где все уже вытоптано слонами. Концерт с симфоническим оркестр - это самое простое, что можно сделать. Мне бы хотелось сделать то, что удивило бы меня самого. То, от чего я бы пришел в оторопь. Но я человек сильно искушенный, поэтому меня в оторопь привести сложно, особенно буковками на бумаге. Судя по реакции музыкантов на наброски, которые я приношу, это чувство в них еще живо. Они удивляются, говорят, думали, что дальше некуда, но, оказывается, еще есть куда.

НЕ МОГУ ВЫТРАВИТЬ ИЗ СЕБЯ ПРИВЫЧКУ ЖАРИТЬ ДОКТОРСКУЮ КОЛБАСУ

- Вам интересно мнение людей, которые смотрят ваши ролики в Инстаграме? Важно сколько человек вас ценит?

- Охват аудитории важен, наверное. Но все зависит от задач: если я ставлю перед собой цель охватить как можно больше аудиторию, то да, и если этого не происходит, это мое фиаско личное.

- А вы чьи аккауны любите просматривать?

- По большому счету, ничьи: Инстаграм уже выработал свой ресурс новизны и представляет из себя некое клише. Становление формы уже произошло. Большого интереса я не ловлю. Я подписался на известного английского граффитиста Бэнкси, оказался жутко скучный тип, я даже разочаровался. Может, те, кто подписаваются на меня, думают тоже самое. У Гребенщикова душевный Инстаграм, но у него и Фейсбук тоже ничего. А так... Все по проторенной дорожке ведется.

- Ваша супруга Матильда любит выкладывать в свой аккаунт фото еды, которую она пробует в разных странах. Никаких вкусняшек не привозила?

- Слава богу, нет. Ресторан такое место, что это было бы странно, если бы она приходила туда с пакетом и складывала туда все. А тем более в ресторане со звездами Мишлен. Они бы офигели, увидев такую посетительницу. Типа: «Это я домой муженьку решила отвезти!». Ха-ха! Дело в том, что кухня явление не косное, все время куда-то движется, она модные тенденции впитывает, какое-то обновление. Особенно в скандинавской происходят революционные вещи. Матильда за этим туда и едет.

- А вы вообще гурман?

- Я нет. У меня нет любимых блюд. Я могу выпить шампанское «Кристалл» с черной икрой, а через 10 минут сварить сосиски с макаронами и съесть их. С одинаковым удовольствием! А самое мое любимое блюдо - жаренная докторская колбаса. Я не могу вытравить из себя эту привычку – хожу за колбасой, жарю ее и ем. Яйцами не заливаю, люблю классический вкус.

Похожие новости
Последние новости
Back to top